12 марта 2012
4261

`Закон о митингах написан довольно пространно и нуждается в уточнении` Заммэра Москвы Александр Горбенко о поправках в законодательство

Законодательство о проведении митингов нужно скорректировать. Об этом в интервью корреспонденту "Коммерсантъ FM" Наталье Ждановой заявил заместитель мэра Александр Горбенко. Он подчеркнул: в чрезвычайном порядке изменять закон никто не собирается.

-- Что вы можете по этому поводу сказать?

-- Я могу сказать, что никакой задачи мэр не ставил по оптимизации работы, по пересмотру этого закона, это просто информация второй день бродит в публичном пространстве. У нас никаких пожарных режимов по этому поводу не существует.

Сейчас хвататься быстро и в чрезвычайной ситуации изменять этот закон никто не собирается, это глупость. Закон был принят в 2004 году, он, конечно, требует каких-то изменений в связи с реалиями сегодняшнего дня, но ничего экстренного никто в этом не видит, никаких команд мэр не выдавал, никаких решений правительство не принимало на этот счет.


Записка Бирюкова на имя мэра стандартная, они систематически поступают на имя мэра от служб ЖКХ, от департамента здравоохранения и других городских властей. В этом тоже ничего чрезвычайного нет.

-- Александр Николаевич, вот наши коллеги из газеты "Коммерсантъ" приводят цитату, ссылаясь на вас, что вроде как при согласовании следующих акций информация, изложенная в докладе Бирюкова, будет учитываться. Можно понять, каким образом она будет учитываться?

-- Там вырвана фраза из контекста. На самом деле, была более широкая мысль высказана о том, что любая информация, которая есть на тему митингов, пикетов, шествий, есть в публичном пространстве, и мы обязаны ее учитывать при согласовании того или иного мероприятия, не более того. Никаких ужесточений на основании этой информации быть не может, и подтверждением тому может служить наша политика за последние полгода в отношении массовых мероприятий. Никто нас не может обвинить в какой-то предвзятости, попытке ужесточить и еще в чем-то. Власти поступают очень объективно и, на мой взгляд, в соответствии с демократическими принципами, в основе которых, в первую очередь, лежит здравый смысл и принцип справедливости. Вот это плацдарм для любого демократического общества. Мы так и действуем.

-- Александр Николаевич, не произойдет ли так, что в следующий раз вы скажете: нет, там коммунальщики не могут работать, поэтому поезжайте в Лужники, никакой больше Болотной, никакого Сахарова перекрывать для вас не будем?

-- Такого в принципе не может быть. Есть реальный закон, который не предусматривает отказ на основании того, что есть проблемы для служб ЖКХ.

-- А когда вы говорите о том, что закон о митингах требует корректировки, вы что имеете в виду? Это как-то касается режима проведения, порядка проведения массовых мероприятий? Что именно вас лично не устраивает в том законе, который сейчас действует?

-- Вы понимаете, по большому счету, это мое личное мнение, это не позиция властей Москвы, это не позиция, согласованная с правительством или с мэром, но я как человек, каждый день работающий с этим законом, могу сказать, что он довольно пространно написан.

Он написан очень давно, в 2004 году, прошло уже много лет и многие вещи просто требуют уточнения. Как пример могу назвать, допустим, 8-ю статью. Вот сейчас зачитываю дословно из закона: "Публичное мероприятие может проводиться в любых пригодных для цели данного мероприятия местах". Что значит пригодное? Что значит непригодное? Такая трактовка дает возможность и властям злоупотреблять, и организаторам тоже злоупотреблять. Ее нужно прописывать более четко.


Но опять-таки ничего горящего в этом нет. Не нужно прямо завтра, сломя голову, бежать все это менять. Если социальный запрос есть на обсуждение этого закона, на обсуждение поправок в этот закон, значит, какие-то действия законодательной властью будут предприняты. Если нет соцзапроса, значит, дальше будем работать. Любой закон имеет какие-то такие нечеткие прописи.

-- Что неясного в пригодных местах? То есть надо прописать четко, где можно проводить, где нельзя, какие-то площади перечислять в законе или что?

-- Вот вы четкость получили из этой формулировки? Что значит пригодные места?

-- То есть нужно дать описание, что за пригодные места?

-- Более точно описать параметры, критерии, по которым власти могут определять пригодные, непригодные. В идеале, конечно, такой большой город с одной стороны, но с очень ограниченными территориями в историческом центре, по идее должен иметь некий список, все заранее его должны знать, что вот такое количество людей здесь может собираться, такое здесь. Тогда это убирает все возможности для злоупотребления властями, для всякого, скажем так, недостойного поведения организаторов или раздражения горожан остальных. Все должно быть четко, понятно, ясно.


-- То есть, по-вашему, в центре города массовые мероприятия не должны проводиться?

-- Я этого не говорил.

-- В историческом центре.

-- Я этого не говорил, это ваше предположение.

-- Так я уточняю поэтому.

-- Я этого не говорил. Как именно вопрос стоит?

-- Вопрос формулирую следующим образом: считаете ли вы, что нужно ограничить проведение массовых мероприятий в центре города?

-- Я считаю, что нужно их привести в более прозрачный и понятный порядок, где и как можно проводить. Власти должны иметь четкий, прописанный документ с объяснением, почему здесь нельзя столько, почему здесь нельзя вообще. Все должно быть четко прописано. Этот закон сегодня сильно востребован, у нас нет ни одного дня, когда бы не проводились массовые мероприятия. Нам приходится многие вещи согласовывать в ручном режиме.

-- В последнее время у вас был не один десяток согласований разных массовых акций. По вашим оценкам, крупные массовые мероприятия и акции протеста в центре города принесли кому-то какой-то вред: городу, горожанам, властям, или все проходило достаточно мирно, и в принципе, это никому не мешает?

-- За редким исключением поведения некоторых представителей оппозиции, в принципе, проходило все довольно мирно. Но каждый раз доставлялось значительное количество, это мое личное мнение. Для того чтобы узнать мнение горожан можно провести какие-то соцопросы.

Надо на основании этого сделать выводы, а не на основании личного мнения какого-то человека, который, естественно, в силу ряда причин не может быть на 100% объективен. Я живой человек, я тоже подвержен определенному воздействию информации. Можно спросить у горожан. Пускай они выскажут свое мнение. И на демократических принципах, подчиняясь мнению большинства, принимать какие-то действия, не более, не менее.


-- Александр Николаевич, если резюмировать все то, о чем мы с вами говорили: вы считаете, что нужно прописать те площади, где можно проводить акции, где нельзя? И обозначить их как список мест или как, что это такое?

-- Повторюсь, опять-таки это мое личное мнение, в принципе, я считаю, что такой крупный мегаполис должен иметь четкий внятный перечень, где, какого размера, в какое время люди имеют возможность проводить такие массовые акции. Причем никакого намека на ужесточение закона вообще не существует, могут даже и наоборот расширить это количество мест.

-- В какой перспективе этот вопрос может быть рассмотрен? Будет ли он рассматриваться вообще?

-- Не моя компетенция, не знаю. Это зависит, в первую очередь, от существующего соцзапроса.

-- Вы со своей стороны будете инициировать какие-то изменения?

-- Лично я -- нет. Меня больше интересует даже соблюдение того закона, который есть. Даже этот закон не соблюдается.

"Коммерсантъ FM", 12.03.2012
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1890621
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован