11 января 2001
4865

Сергей Юшенков, Евгений Зеленов: Военно-промышленное развитие - необходимость или излишество

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" член комитета ГД РФ по безопасности, герой России Евгений Зеленов, и зам. председателя комитета по безопасности Сергей Юшенков.

Ведущая эфира Нателла Болтянская.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Тема нашей сегодняшней беседы - вооружение, усовершенствование вооружения - проявление силы или слабости? Начинается новый век, новое тысячелетие, новый год - можно продолжать бесконечно, и понятно, что в числе прочих важных аспектов общего развития страны, аспект развития вооруженных сил - это немаловажная тема. Так вот, вооружаться - это сила или слабость? В свое время, еще при советской власти, когда шел разговор о разоружении, я как-то по "Голосу Америки" услышала такую фразу, что вот когда у страны есть ядерное вооружение - это некая гарантия того, что войны не произойдет. Мне тогда казалось это полным безумием. Потом, немного выросши, я поняла, что в этом есть резон. Ну, давайте, разговаривайте!

Е. ЗЕЛЕНОВ - Я хочу сказать, что вот усиление или увеличение, например, ассигнований военного бюджета говорит о том, что да, наши вооруженные силы слабы. За 10 прошедших лет с каждым годом уменьшалось финансирование на вооруженные силы, и наша армия слабая-слабая. Она практически сейчас является частично боеготовой. Поэтому, естественно, последние шаги, которые предпринимают и президент, и правительство, в том числе и Госдума именно на увеличение финансирования на национальную оборону, говорит о том, что да, вооруженные силы у нас были слабы и нужно предпринимать максимально усилий для того, чтобы вооруженные силы соответствовали нашему государству.

С. ЮШЕНКОВ - Но мне кажется, что на этот вопрос нет однозначного ответа. Все-таки нужно исходить из того, какая нам армия нужна. Иными словами, каким угрозами она должна противостоять? И здесь есть как бы несколько вариантов. Если мы считаем, что современная военно-политическая обстановка такова, что она в конечном итоге может привести к глобальному обострению между разными странами, и в конечном итоге может привести к широкомасштабной войне, и эта широкомасштабная мировая война, безусловно, потребует подготовки очень мощной армии, которая могла бы в этой войне победить. Но если исходить из того, что широкомасштабная мировая война невозможна, что современная система угроз в самом максимальном виде может развиться в вооруженный конфликт или локальную войну, то здесь нужно подходить к формированию армии совершенно по-другому. И военная доктрина наша современная, утвержденная президентом РФ, увы, предполагает, в том числе, и ведение широкомасштабной войны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Но на самом деле, у меня такое впечатление, что вы оба подошли к вопросу - будет война или не будет война.

С. ЮШЕНКОВ - А зачем армия? Армия как раз и нужна для того, чтобы предотвращать или какие-то угрозы, или она должна применяться в случае агрессии против страны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - В рамках сказанного и Евгением Алексеевичем, и Сергеем Николаевичем получается, что танцевать надо от вероятности того, что эта война разразиться, так?

С. ЮШЕНКОВ - Безусловно.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Я бы сказал несколько иначе - буквально от конкретной обстановки, которая сейчас существует. У нас идет война в Чечне, у нас есть опасность в Средней Азии. И даже те вооруженные силы, которые у нас находятся сейчас, они не способны в полной мере решить эти проблемы. Разве не понятно, что у нас армия сейчас не готова даже к ведению войны в двух конфликтах? Поэтому я считаю, что армия должна усиливаться для решения именно этих задач. Я не говорю о мировой войне.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Т.о. с вашей сточки зрения ответа на глобальный вопрос, который мы сегодня задали: усиление вооружения - это сила или слабость - в нашем случае, это - признание слабости, так?

Е. ЗЕЛЕНОВ - Да, я считаю так.

С. ЮШЕНКОВ - Я думаю, что на самом деле то, как мы усиливаем наше вооружение - это никуда не годиться. Мы, в общем-то, подходим в основном с количественных позиций.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Экстенсивный или интенсивный способ.

С. ЮШЕНКОВ - Да, совершенно верно. И качественное совершенствование вооруженных сил почти не волнует нас. Нам нужно, чтобы было как можно больше солдат вооруженных, нам нужно, чтобы как можно больше вооружений и техники производилось, нам нужно, чтобы как можно больше денег выделялось в бюджете на эти цели. А вот подумать о том, какова должна быть реальная структура вооруженных сил, что эти вооруженные силы, чему должны они обучаться, что эти вооруженные силы в конечном итоге должны делать при, я не знаю, локальных каких-то конфликтах, при предотвращении какой-то угрозы агрессии или самой агрессии, ну, и т.д., и т.п., и здесь, к сожалению, преобладает именно количественные характеристики.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ну, вот тут мы и подтянули, получается, к теме нашего обсуждения еще одну тему параллельную, в рамках развития которой возможен упрек господам народным избранникам. До начала перестройки отечественная наука находилась, так или иначе, под диктатом государства. Технические и естественные науки - под диктатом военно-промышленного комплекса, гуманитарные, соответственно, под идеологическим диктатом. Когда советская власть закончилась, то, в частности, наука российская ослабла, а наука и вооружение, согласитесь, все-таки тесно связаны, потому как весьма и весьма много научных достижений используются для развития потенциала вооруженных сил, так? И вот тут-то кто-то из ученых, которые сидят на нищенских зарплатах, может прислать вопрос на пейджер - а что же вы, господа депутаты?!

С. ЮШЕНКОВ - Ну, есть цифры, факты. В СССР было 25% ученых от всего мирового ученого сообщества. Однако количество изобретений, имеющих действительно важное значение для развития науки, на СССР приходилось всего 7%. Да, конечно, это же очевидно, что на науку очень мало выделяется средств, и я бы, кстати говоря, если бы меня спросили, куда надо в первую очередь средства направлять, я бы конечно назвал науку как приоритетное направление. Но опять же, наука науке рознь. В основном, какие научные разработки были в СССР? Что же тут греха таить, все прекрасно понимают - все те науки, которые связаны с усилением ВПК. Все те науки, которые шли на развитие, скажем, товаров народного потребления, в общем, все то, что связано с человеком, эти науки были в загоне, они считались несерьезными, что ли. И мне кажется, что, конечно, произошла определенная переоценка ценностей. Конечно, мы видим, что и большинство ученых, на самом деле, прилично зарабатывают, именно те, кто работает в сфере тех научных разработок...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Прикладные.

С. ЮШЕНКОВ - Да, прикладные. И они имеют спрос не только внутри страны, но и за рубежом. Их переводят, часто цитируют, их приглашают, они читают лекции, они выпускают книги, пишут статьи. В общем, живут за счет своего интеллектуального труда. А что касается фундаментальной науки, то здесь, конечно, произошел определенный перекос.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вот, что касается науки - да, конечно, я согласен с тем, что она у нас, в отличие от советских времен, значительно снизила свой потенциал. Но и сейчас мы говорим о ВПК, прежде всего, я так понимаю. У нас очень много есть разработок, самых современных разработок во всех сферах того же военно-промышленного комплекса, но реализовать эти разработки...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Денег нет.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Точно так! И не только в серию пускать какую-то машину, какое-то оружие современное - даже опытные образцы стоят годами на стапелях, на заводах, когда нет возможности, средств для создания новейшего вооружения, новейшей машины.

С. ЮШЕНКОВ - Вот и надо менять структуру военного бюджета. Может быть, больше средств направлять на НИОКР, конструкторско-опытные работы?

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вот поэтому в этом году при принятии бюджета было уделено очень значительное внимание именно увеличению финансирования на НИОКР и на закупку вооруженными силами военной техники, вооружений, потому что без закупок стоят те же заводы, которые должны производить эту технику.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - А вот позвольте еще такой вопрос. Как бы существует сослагательное наклонение - это мы должны, хорошо было бы, и существует некая реальная действительность, которая связана, в первую очередь с тем, что, скажем, самый крупный потенциальный, гипотетический противник России, которого называют сторонники конфликтов - это США, страна, гораздо более богатая, в связи с чем положение в армии куда как лучше, чем положение армии в России. Так вот, в этой ситуации, как вы считаете, может быть, не обострять любые вообще конфликты, как-то их вообще стараться сводить на нет? Т.е. не ссориться и, учитывая разницу в финансовом положении наших государств, не дразнить гусей, да?

С. ЮШЕНКОВ - Ну, это не совсем так.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Гордость, да?

С. ЮШЕНКОВ - Дело даже не в гордости, потому что, конечно, если вы возьмете в долларовом эквиваленте, то в США один военный бюджет в 10 раз больше, чем весь наш бюджет вместе взятый. И если сравнивать внутренний валовой продукт, тоже как бы в долларовом исчислении, то тоже нет никаких сравнений. И, в общем, мне кажется, это немного завораживает как бы, а на самом деле, мы в определенном смысле имеем паритет в области военно-стратегических вооружений, ракетно-ядерного, прежде всего, оружия. И да, у нас расходуется меньше средств, но у нас, как и действительно дешевле рабочая сила, у нас дешевле сырье, у нас много, что дешевле. И это не обязательно является таким пропорциональным выражением - наличие средств вооружений и средств, которые затрачиваются на эти вооружения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Был такой вопрос в книжке у Корнея Чуковского "От 2 до 5": кто кого сборит, кит слона или слон кита, если они начнут бороться? Если вспомнить одну из арабо-израильских войн, то не секрет, что побеждена была армия гораздо большая, в 10 раз превышающая армию противника, да?

С. ЮШЕНКОВ - Но мы знаем и другие примеры - США-Вьетнам, СССР-Афганистан, т.е. не всегда мощный военный потенциал на самом деле способен реализоваться.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вот Вы сказали про гордость, да. А разве это плохо? А все-таки наше, российское понятие?

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Честно?

Е. ЗЕЛЕНОВ - Честно!

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Совсем честно?!

Е. ЗЕЛЕНОВ - Совсем честно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Извините, пожалуйста, но когда задница голая, гордость неуместна.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Так вот, милая моя, по этому поводу я хочу сказать, что если без такого идеологического, пускай, в самом хорошем смысле этого слова, мы не будем думать или делать все для того, чтобы все-таки нашу, российскую гордость отстаивать, а не прятать просто как заяц, то мы никуда дальше не уйдем, это первое. А во-вторых, я согласен тоже с Сергеем Николаевичем, что у нас тоже потенциал не такой маленький, чтобы идти сзади и подтирать, так сказать, за США все остальное. Нет, ни в коем случае этого не будет. И США прекрасно это знают и считаются, и дай Бог, что мы должны вести жесткую политику по отношению к США.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Видите ли, какая штука, складывается иногда такое впечатление, что мы все время, все время сводится наш разговор, так или иначе он подходит к тому, будет война между Россией и США, или не будет? Такое впечатление, что, хочется надеяться, что этой войны не будет, потому что кому она нужна?

Е. ЗЕЛЕНОВ - А кто ее хочет?

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Так вот, в этой ситуации, может быть, не надо как-то муссировать вопрос, связанный с усилением вооружения, а пустить деньги, которые сейчас в бюджете заложены на ВПК, там, я не знаю, на образование, на науку, здравоохранение, на правоохранительный органы и на стабилизацию жизни внутри самой страны?

С. ЮШЕНКОВ - Так это так. Я полагаю, что, на самом деле, средств, которые выделяются на военно-промышленный комплекс и в целом на оборону, более чем достаточно, если иметь ввиду экономические возможности нашего государства, а не какое-то мифическое стремление догнать и перегнать кого-то. Но дело в том, что мы безалаберно тратим те средства, которые отпускаются на оборону. Смотрите, ведь фактически на оборону идет треть доходной части бюджета. Это огромная сумма! Ни одно государство себе этого не позволяет. Но мы, тратя такие средства, имеем чудовищно закрытый военный бюджет. Мы не можем, даже вот парламентарии, и даже те парламентарии, которые входят в комиссию по секретным рассмотрениям секретных статей оборонных, мы не можем эффективно контролировать, потому что на самом деле военное ведомство получает возможность тратить эти средства по своему усмотрению куда угодно, бесконтрольно - вот где мы должны навести порядок, прежде всего.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Вопрос, который мы обсуждаем с вами с помощью электронного голосования, звучит так: Россия должна рассматривать НАТО как союзника или как потенциального противника? Для тех, кто склонен видеть в НАТО союзника, телефон для голосования 995-81-21, для тех, кто считает, что НАТО, скорее, противник - 995-81-22. Для москвичей голосование бесплатно. Евгению Алексеевичу слово сказать не дали перед новостями, про открытый бюджет военный.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вот как можно рассматривать США - это главный организатор всего этого НАТО - в качестве партнера? Первое: мы голосуем за СНВ-2 - США против, за ПРО - США против, мы за мирное решение конфликта на Балканах - США наносят удар, и т.д. В этом отношении действия США, в первую очередь, их действия - против политики государств не только России, а основных сейчас стран Европы. Я считаю, что в настоящее время мы партнером никогда не согласимся быть им.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - А Ларошфуко однажды сказал, что дурное поведение других - не пример для подражания, а повод для осторожности.

С. ЮШЕНКОВ - Нет, ну и кроме того, для меня это странно было услышать, что США - против СНВ-2. А с кем же мы тогда заключали этот договор? Наоборот, США его раньше нас ратифицировали, а мы очень долго не ратифицировали. И вот буквально прошло, если брать...7 лет мы практически не ратифицировали этот договор. Когда мы не ратифицируем, то, наверное, нужно искать какой-то другой подход к установлению стратегического баланса. Ну, условно говоря, я не собираюсь здесь быть адвокатом США, у меня тоже есть достаточно претензий много к США, но я полагаю, что все-таки стратегическое направление - это союз США, России и вообще России и НАТО.

Е. ЗЕЛЕНОВ - В продолжении к этому - Варшавский договор, или мы его распустили, он сам распустился, да, а НАТО сохраняет присутствие свое в Европе.

С. ЮШЕНКОВ - Давайте сразу по порядку, иначе ответа не получится. НАТО образовалось в 1949 году, Варшавский договор образовался в 1955 году, так что не было связи в отношении того, что образовалось 2 блока и как бы была увязка в отношении того, кто должен распускаться, а кто не распускаться.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вы хотите сказать, что через 6 лет, как мы распустили Варшавский договор, распустят НАТО что ли?

С. ЮШЕНКОВ - Нет, я не хочу сказать этого. Я просто хочу сказать, что увязки в отношении НАТО и Варшавского договора нет. НАТО была образовано как военно-политическая оборонительная организация.

Е. ЗЕЛЕНОВ - И это заметно по ее действиям. А второй вопрос: мы говорим о том, чтобы вывели ракеты, тактические ракеты убрали с западных стран, ядерные тактические ракеты. Говорим об этом США - нет, присутствие должно быть. Расширение НАТО на восток - это просто так? За силой стоит сила. Если у них военная сила, они диктуют всему миру и экономические вопросы, и гуманитарные вопросы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Напомню вопрос для слушателей: Россия должна рассматривать НАТО как союзника или как потенциального противника? Для тех, кто склонен видеть в НАТО союзника, телефон для голосования 995-81-21, для тех, кто считает, что НАТО, скорее, противник - 995-81-22.

С. ЮШЕНКОВ - Что касается расширения НАТО - эта тоже уже проблема много раз обсуждалась, и разные точки зрения высказывались. Если военно-оборонительная организация, вот которая существует как НАТО, расширяется, то как бы я не вижу здесь большого греха. Другое дело, что, к огромному сожалению, само НАТО иногда нарушает тот же устав, который был принят в 1949-ом, ну, и были определенные уточнения. И если бы действительно восторжествовала бы позиция, связанная с усилением союзнических отношений между Россией и НАТО, и, в частности, не только программа "Партнерство ради мира" работала. Если бы она работала, кстати говоря, и проводились бы те же самые совместные учения по спасению тонущих подлодок, то, может быть, не было бы трагедии "Курска". Или, скажем, пакт, который был заключен в Мадриде между Россией и НАТО - если бы он тоже был не формальным, а фактическим, реальным, если бы союзнические отношения развивались между Россией и НАТО, то бы не было тех головных болей, которые сегодня возникают при рассмотрении военно-политических, военно-стратегических, военно-технических вопросов между Россией и НАТО. И тогда бы, может быть, этот бы альянс, этот союз, который бы мог бы в конечном итоге выйти за рамки военно-оборонительной структуры в рамки безопасности, действительно бы мог бы стать эффективным оружием защиты мира.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вот, если Вы не верите в то, вернее, то, что Россия является виновником плохих отношений с США, то я хочу сказать Вам другое...

С. ЮШЕНКОВ - Не понял, Россия - виновником плохих отношений?

Е. ЗЕЛЕНОВ - Да, ну, Вы же так ставите, что мы в некоторой степени виноваты.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Т.е. что Вы так считаете.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Что Вы так считаете, что Россия является виновником, что плохие партнерские отношения с США, так я хочу сказать другое, что сейчас уже Англия, Германия рассматривают присутствие НАТО как отрицательный факт и говорят об этом, и особенно показали действия США, и НАТО в том числе, конечно, по событиям на Ближнем Востоке. И я рад, что депутатский корпус, парламент в этих странах уже высказывает о негативном влиянии НАТО в Европе. И, причем, говоря об усилении северо-западного европейского союза с тем, чтобы хозяйствовать, управлять в Европе должны страны Европы, ни в коем случае не США, которые сферу своего влияния распространили на весь мир. Однополюсный мир, вы сами...

С. ЮШЕНКОВ - К сожалению, это далеко не так. Это просто пока мы мечтаем о том, что европейские государства вдруг захотят достичь такой степени самостоятельности, что скажут США - пожалуйста, мы вас просим покинуть Европу. К сожалению, увы, факты совершенно другие. Европейские государства действительно предъявляют определенные претензии США, и в частности, за использование снарядов с обедненным ураном, и действительно, очень робко они сейчас, кстати говоря, предъявляют эти претензии. Ну да, состоялось же здесь у них заседание, очень робкие предъявляют претензии. Я думаю, что на самом деле эти государства, та же Италия и другие, должны, конечно же, более жесткие предъявить претензии к США за использование подобного рода вооружений. Но это другой вопрос.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Гости дорогие, вы так ругались, что не заметили, что опрос закончился. За 5 минут нам позвонило 1030 человек. А как вы думаете, какие результаты в процентном соотношении? Назовите свои цифры, а я вам назову то, что у нас получилось.

Е. ЗЕЛЕНОВ - 70% за то, что США являются противниками и 30% - остальные.

С. ЮШЕНКОВ - Я думаю, что как раз наоборот.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Так, ну что, Россия должна рассматривать НАТО как союзника - за такую версию проголосовало 63%, и 37% считают, что Россия должна рассматривать НАТО скорее как противника. Вот такой результат. Ну, а теперь вы можете продолжать ругаться!

С. ЮШЕНКОВ - Ну, примерно, да, так примерно и следовало ожидать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ну, вот тут уже поступило на пейджер: "Такое впечатление, что вы нам опять призываете начать холодную войну, опустить железный занавес и ненавидеть Америку".

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вы знаете, вот у нас люди категоричные. Если ты говоришь, что он является как бы потенциальным противником, то значит, никакие разговоры уже нельзя вести с этим предполагаемым противником. Даже во время войны, когда идут вооруженные столкновения, и то находят вопросы договоренности и мирные решения создавшейся ситуации. Поэтому именно в настоящем положении, безусловно, необходимо вести переговоры, прежде всего, именно политические переговоры со странами НАТО для того, что регулировать такие конфликтные вопросы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Еще одно мнение на пейджер пришло: "Армия коррумпирована, и чтобы ее сделать честной, нужно ее размешать девушками, чтобы они служили вместе с мужчинами, как в Израиле" - как вы относитесь к такому мнению?

С. ЮШЕНКОВ - Я думаю, что коррупция в армии не связана с тем, кто в ней служит по половому признаку. А коррупция, на самом деле, затрагивает, может быть, только верхние эшелоны. Вот мы сейчас сами являлись свидетелями, как возбуждались уголовные дела против высокопоставленных чиновников в Минобороны. Но это как раз коррупция, связанная, то, о чем я говорил до перерыва, прежде всего, с закрытостью военного бюджета, когда именно от чиновника зависит, куда и какие средства он будет направлять. А он, увы, человек тоже наделенный определенными качествами, и направляет эти средства туда, тому, кто больше ему понравится, а понравится можно, наверное, по разным причинам, все это мы хорошо знаем. Поэтому, скорее всего, коррупция в армии не от полового признака зависит, кто в ней служит, а зависит от открытости, прежде всего, военного бюджета, и от уровня и степени в целом парламентского контроля, гражданского контроля за деятельностью вооруженных сил.

Е. ЗЕЛЕНОВ - Вот что касается женщин как военнослужащих, я большую часть жизни отдал военной службе, конечно, скажу - ради Бога, пусть служат девушки, это, кстати, хоть немножко снимает грубость с военных людей. Что касается коррупции, вот наш комитет по обороне, мы все активно выступали за открытость бюджета. Причем бюджет прошлого года был более открыт, нежели бюджет этого года.

С. ЮШЕНКОВ - Нет, сейчас открыли как раз, последним, четвертым (чтением).

Е. ЗЕЛЕНОВ - Открыли очень мало, совершенно несущественные положения, которые не дают наглядную картину бюджета армии.

С. ЮШЕНКОВ - Я здесь готов поспорить, и вы же сами знаете, что в закрытой части, ну да, он как бы закрыт, это вот у нас есть понятие секретный и закрытый. В секретной части стало больше статей, но они, увы, секретные. Ну, по крайней мере, хотя бы часть депутатов может знакомиться и как-то оказывать влияние на эффективность использования этих средств.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Знаете, гости, дорогие, к сожалению, наше время подходит к концу. И в завершение нашей беседы я бы хотела вот какую тему поднять. Все-таки мы мирные люди, но наш бронепоезд - вооружаться или разоружаться в наступающем веке?

Е. ЗЕЛЕНОВ - Я считаю, что армия должна быть достаточной для сегодняшнего времени. И она должна быть полностью оснащена современным оружием, первое. И самый еще такой главный вопрос, чтобы люди в погонах получали достойный заработок и были защищены государством, потому что жизнь у них очень и очень несладкая.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Обеспечивать и вооружать - так? Коротко ваше мнение?

Е. ЗЕЛЕНОВ - Достаточно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Сергей Николаевич?

С. ЮШЕНКОВ - Я бы сказал, что нужно рациональнее использовать те средства, который идут на оборону. А рациональнее - это означает: должен быть гражданский контроль за деятельностью вооруженных сил, должен быть открытый военный бюджет и, в общем-то, переход на профессиональную армию. Как только эти условия будут выполнены, тогда у нас действительно будет армия боеспособна, надежна, и люди в погонах будут достаточно обеспечены.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Во многом это зависит от так сказать творящих законы, т.е. он вас, депутатов Госдумы, да?

С. ЮШЕНКОВ - Да, это зависит в том числе и от депутатов, но не все.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Да, естественно, так вот если брать ту плоскость, которую мы вычленили, вооружаться или разоружаться?

С. ЮШЕНКОВ - Поддерживать боеготовность вооруженных сил на том уровне, который будет позволять нашему государству отражать все возможные угрозы. И предотвращать эти угрозы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ну, что же, на этом месте остается поставить многоточие и напомнить, что сегодня в эфире были депутат, член комитета по безопасности, герой России Евгений Зеленов, и зам. председателя комитета Госдумы по безопасности Сергей Юшенков. Спасибо вам большое!


11.01.2001

www.echo.msk.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован