02 июля 2003
25856

Россия накануне думских выборов 1999 года

Алексей Зудин

Союз правых сил


Две августовских катастрофы
Еще не так давно перспектива правых была прочно вписана в общие для всех политических сил рамки сдвоенного двухлетнего избирательного цикла. Кампания по выборам в Государственную думу 1999 г. была призвана выявить фаворитов и заложить основы будущих политических союзов к президентским выборам 2000 г. Президентские же выборы должны были показать, способен ли режим, утвердившийся в России после краха советского коммунизма, к политическому воспроизводству.

Для правых эти два ключевых события имели особое значение в силу тесных связей с существующим режимом, который в значительной степени был продуктом их деятельности. Используя близость к президенту Б. Ельцину и прямое представительство в руководстве исполнительной власти, они рассчитывали принять активное участие в выборах и имели неплохие шансы сыграть определяющую роль в их исходе.

Августовская катастрофа 1998 г. все изменила. Она нанесла мощнейший удар по новому политическому классу, который управлял Россией после 1993 г. Оказались дискредитироваными проводившаяся им экономическая политика, новые институты (крупные коммерческие банки) и все ключевые фигуры (Б. Ельцин, А. Чубайс, Б. Немцов, С. Кириенко). Было потеряно доверие Запада - важнейший ресурс существующего режима. Провал попытки вернуть В. Черномырдина на пост премьер-министра лишил элиты основной интегрирующей фигуры. "Партия власти" распалась на несколько враждующих группировок.

За полтора года до парламентских и за два года до президентских выборов стало ясно, что нынешний режим лишен будущего и его ревизия в той или иной форме неизбежна. Началось отступление правоцентристской политики. Для тех, кто еще недавно претендовал на роль политического гегемона, происшедший поворот стал особенно болезненным. Сами правые первоначально воспринимали его как временное отступление и главную проблему видели в том, как долго оно продлится и насколько будет глубоким. Основную надежду возлагали (без должных на то оснований) на повторение в России "болгарского варианта" - возвращение правых к власти после провала экономической политики левого правительства.

Тем не менее отставка правительства Е. Примакова в мае 1999 г. и назначение на пост премьера С. Степашина открыли перед правыми новые перспективы. Политическая биография С. Степашина, активная роль, которую, как считается, сыграл один из лидеров правых А. Чубайс в его назначении, наконец, рост популярности нового премьера вселяли в правых надежду на быстрое политическое возрождение.

Однако уже в августе 1999 г. традиционным правым был нанесен еще один удар - Б. Ельцин неожиданно отстранил С. Степашина с поста председателя правительства. Конечно, по последствиям это событие несопоставимо с тем, что случилось годом раньше. Но для правых смещение С. Степашина было равносильно второй политической катастрофе. Масштабы ущерба еще более возросли после того, как С. Степашин сначала отказался возглавить предвыборный список правых, а затем и объединенного правоцентристского блока (правые плюс НДР).

Правые вплотную столкнулись с проблемой политического выживания. Выборы в Госдуму 1999 г. должны сыграть решающую роль в их дальнейшей судьбе. Анализ политического состояния правых сил на начальном этапе активной избирательной кампании (середина октября) позволяет частично ответить на вопрос, какой будет эта судьба.

Распавшийся спектр

Состояние правой части политического пространства, куда входят традиционные демократические организации и образования, ставшие их преемниками, уже длительное время определяется несколькими тенденциями, главной из которых стала прогрессирующая фрагментация. Происходил последовательный распад "партии реформ" и ее союзников. Это продукты расколов движения "Демократическая Россия", "материнской" организации всех демократических сил России, и "Демократического выбора России" (ДВР), первого варианта реформаторской "партии власти".

С фрагментацией были тесно связаны две других тенденции - периодическое ослабление связей с властью и размывание исходной идеологической и политической идентичности. Реинтеграция в "партию власти" одних участников правого лагеря переплеталась со сближением других его участников с демократической оппозицией. Первому направлению соответствовало укрепление "государственнических" компонентов политического имиджа, второму - возврат к "диссидентству" и "демократическому популизму".

Но стержневой тенденцией стал упадок исторического ядра правых сил. Поражение ДВР с союзниками на выборах в Госдуму в 1995 г. обозначило перелом в политической судьбе "старых" правых. Появление в том же году НДР, занявшего нишу "правого центра", на время предотвратило начавшуюся дезинтеграцию правого лагеря и породило надежду на возможность его стабилизации за счет большей умеренности и центризма. Но время показало, что ни центром сплочения правых, ни эффективным "правым центром" НДР стать не смог.

В результате к началу подготовки к избирательной кампании 1999 г. традиционные правые пришли в тяжелом состоянии. Политическое пространство правого лагеря было буквально "иссечено" разломами и внутренними границами. Его заполняло "крошево" из известных, но маловлиятельных лидеров, групп и их фрагментов. Моральная дискредитация правой политики после августовской катастрофы 1998 г. вместе с политическим угасанием Б. Ельцина "разводит" лидеров правых сил и традиционно ориентировавшихся на них избирателей по разным позициям.

Присоединение правых избирателей к новым лидерам, расположенным за границей правого лагеря, происходит уже давно. По данным Российского независимого института социальных и национальных проблем (РНИСиНП) с 1993 г. наблюдается неуклонное уменьшение сторонников радикальных рыночных преобразований, составляющих политическую основу правого лагеря. Их численность за пять лет упала в шесть раз и в настоящее время составляет всего 5,9% населения.

В преддверии начала думской избирательной кампании этот процесс ускорился. Только за полгода доля потенциальных избирателей ДВР уменьшилась вдвое - с 4% в апреле до 1,8% в конце октября 1998 г. Сокращение потенциального электората НДР за этот же период было еще более резким - в четыре раза: с 11,7% до 2,7% 1. Произошло резкое расширение "политического центра", который превращается в полюс притяжения для избирателей, активистов и части лидеров правого фланга. Там набирают вес две политические фигуры, которые воспринимаются избирателями как, с одной стороны, удаленные от "правого" и "левого" полюсов, а с другой - в определенной степени совместимые с ними (Ю. Лужков и Г. Явлинский). Отток демократических избирателей к новым фаворитам избирательной кампании за границами правого лагеря снижает шансы правых на победу в избирательной кампании.

Союз правых сил: коалиция одиноких
В ходе подготовки к избирательной кампании правые были поставлены перед необходимостью провести реинтеграцию своей части политического спектра: только так можно было рассчитывать на восстановление лояльности традиционного электората. Таким образом, в преддверии кампании по выборам в Госдуму правые были просто обречены на строительство коалиции. Но реализоваться эта стратегия могла в двух противоположных вариантах.

Первый предусматривал создание большой коалиции, охватывающей все пространство правого центра и ориентированной на максимальную мобилизацию электорального потенциала в широкой политической нише (его воплощением мог бы стать союз правых сил и НДР). Второй предполагал имитацию коалиционной деятельности. Он был обусловлен тем, что большинство лидеров правых представляют собой плохих публичных политиков, для которых куда важнее сохранять политическую идентичность. В этом случае можно было бы ожидать высокой и "шумной" коалиционной активности при низкой отдаче.

Правые избрали третий, промежуточный вариант. Они пошли по пути формирования вполне реальной коалиции, но на ограниченном участке политического пространства. Правильнее говорить о попытке оптимизации наличных ресурсов на собственной политической площадке, а не о выходе за ее пределы. Это была коалиция внутри правого лагеря. Правда, первоначальной целью была реинтеграция всего правоцентристского пространства. Это предусматривал первый вариант правоцентристской коалиции, о готовности создания которой в конце ноября 1998 г. объявили 14 лидеров правой ориентации. Активный патронаж слабеющей президентской администрации над новой инициативой, подписи под соответствующим заявлением нескольких губернаторов и мэров свидетельствовали о попытке воссоздания некого подобия партии власти.

Но эта попытка оказалась явно неудачной. Авторитет и дееспособность президентской власти резко упали, началась автономизация региональных элит. Формат коалиции оказался недостаточно широким и привел к конфликту с НДР, который выразил недовольство попыткой вытеснить его из ниши "правого центра". Кроме того, новая коалиция оказалась плохо подготовленной, что привело к быстрому отказу ряда ключевых фигур подтвердить свое участие в ней.

После этого площадка коалиционного строительства сузилась до размеров собственно правого лагеря. В декабре 1998 г. был создан оргкомитет коалиции правоцентристских сил, который дал старт процессу официального присоединения к ней правых партий и движений. Промежуточным результатом усилий, продолжавшихся в общей сложности девять месяцев, стало объединение "Правое дело", сформированное к концу мая 1999 г., а конечным итогом - созданный в сентябре Союз правых сил (СПС).

Основу СПС образует "Правое дело", которое состоит из 13 партий и движений. "Правое дело" - объединение традиционных правых. Его ядром является единственная реально действующая организация - партия "Демократический выбор России", опирающаяся на разветвленную сеть региональных организаций. Остальные участники представляют периферию традиционных правых и отличаются крайней малочисленностью и маловлиятельностью. Из них наиболее известны "Россия молодая" Б. Немцова, "Общее дело" И. Хакамады, Российская партия социальной демократии А. Яковлева, Крестьянская партия Ю. Черниченко, Федеральная партия "Демократическая Россия", которую после гибели Г. Старовойтовой возглавил Ю. Рыбаков, Движение "Демократическая Россия" Л. Пономарева и Г. Якунина и Партия экономической свободы К. Борового.

Главный союзник "Правого дела" в СПС - движение "Новая сила" С. Кириенко, которое обладает меньшей, чем у ДВР, но реальной региональной сетью (наиболее активны отделения в Нижегородской, Московской, Ленинградской, Пермской, Новосибирской и ряде других областей). Представители "Новой силы" - новые рекруты правых. Они представляют собой иной социальный тип, отличный от традиционных правых. Это бизнесмены и менеджеры, которые, как правило, ранее не принимали активного участия в демократическом движении и в политике в целом (по возрасту или в силу занятий бизнесом).

Третий участник СПС - объединение "Голос России" самарского губернатора К. Титова. К моменту вступления в СПС оно пришло сильно "похудевшим", лишившись почти всех первоначальных союзников и превратившись в организацию К. Титова. В своем окончательном виде "Голос России" включает Социал-федералистскую партию России (СФПР) и объединение "Живое кольцо", к которым потом присоединилось движение "Юристы за права и достойную жизнь человека" Г. Мирзоева из Гильдии российских адвокатов и фирмы "Московский юридический центр".

Итогом коалиционного строительства на правом фланге стал избирательный список СПС. На первый взгляд его состав свидетельствует о сохранении преемственности активных политических кадров по отношению к историческому ядру ДВР. В списке по-прежнему большой удельный вес имеют "ветераны" (С. Ковалев, Е. Гайдар, А. Мурашев, Г. Задонский, Ю. Нисневич, Г. Томчин, А. Шабад, С. Юшенков, Э. Пащенко, В. Южаков, В. Похмелкин, В. Головлев, Ю. Москвич, Б. Титенко). В то же время его состав свидетельствует о значительной перегруппировке в рядах правых. Продолжается вымывание старшего поколения традиционных правых, пришедших на политическую арену в начале 90-х годов. "Ветераны" уходят по разным причинам: по возрасту (Б. Золотухин, В. Татарчук, А. Яковлев), из-за перехода в другие сферы деятельности (А. Починок возглавляет Министерство по налогам и сборам, А. Осовцов стал исполнительным директором Российского еврейского конгресса, Н. Воронцов вернулся в науку), а также из-за утраты авторитета у избирателей (Ю. Черниченко, А. Гербер) или политического доверия в среде самих правых (И. Заславский).

Правда, за счет дополнительного рекрутирования из собственной среды и реинтеграции ее переферийных участков традиционные правые сумели несколько обновить свои ряды. Саморекрутирование привело в список СПС А. Улюкаева (заместитель Е. Гайдара в Институте экономики переходного периода) и две новые и сильные фигуры - генерала Э. Воробьева (в настоящее время - заместитель председателя ДВР) и лидера рязанских демократов М. Малахова (вступил в ДВР в 1998 г. и сразу был избран членом политсовета).

Результатом реинтеграции периферии традиционных правых стало возвращение представителей движения "Демократическая Россия" (В. Гуслянников), партии "Демократическая Россия" (Ю. Рыбаков, Д. Катаев), партии "Свободных демократов" (занимают последние места в нескольких региональных списках СПС). Однако использование этих каналов для серьезного пополнения политического актива оказалось невозможным из-за внутренних ограничений. Активное ядро ДВР практически перестало пополняться (Э. Воробьев и М. Малахов представляют собою яркие исключения), а периферия концентрирует фигуры откровенно слабые или с испорченной репутацией. Последнее привело к появлению в списке СПС фигур, пользующихся в среде старых правых репутацией "маргиналов" (К. Боровой и Л. Шемаев).

Исчерпанность кадрового резерва делает невозможной компенсацию постоянного оттока из рядов "старых правых". "Старая демократия" политически вымирает. Этот процесс зашел уже достаточно далеко, и можно говорить о смене политического поколения. Прямые следствия такого развития событий - ухудшение качественного состава, размывание идентичности и сокращение удельного веса "старых правых" в списке СПС. Явным симптомом острого кадрового голода стало неожиданное появление во главе регионального списка по Дальнему Востоку политолога Ф. Бурлацкого, никогда не отождествлявшегося с традиционными правыми.

Вакуум, порождаемый распадом "старых правых", заполняется из различных источников. Наиболее заметную роль среди новых рекрутов играют представители "Новой силы" С. Кириенко. Их можно разделить на две основные категории. Первая - люди из непосредственного окружения экс-премьера из аппарата правительства 1998 г., в том числе из аппарата Министерства топлива и энергетики 1997-1998 гг. (Б. Надеждин, ближайший помощник С. Кириенко, В. Ратников, бывший начальник управления делами Минтопэнерго, Л. Глебова, глава секретариата С. Кириенко, бывший советник премьера А. Шубин). К ним примыкает экс-министр юстиции П. Крашенинников, занявший четвертое место в федеральном избирательном списке СПС. Вторая категория представлена региональными бизнесменами, привлеченные в "Новую силу" через Интернет (А. Фомин, М. Аничкин, С. Петренко и др.).

"Новая сила" - весьма влиятельная часть СПС. Ее представители добились нескольких неплохих мест в списке. Никому не известный Б. Надеждин обошел в верхней части списка С. Ковалева и Э. Воробьева. В ряде регионов при формировании списка СПС "Новая сила" активно конкурировала с традиционными правыми. И, как правило, выбор делался в пользу "Новой силы". А. Фомин конкурировал с Я. Лондоном, региональным телемагнатом из Новосибирска, и победил его. Одним из немногих исключений из этого правила стала Пермь, где представителю традиционных правых В. Похмелкину удалось отстоять свои позиции при формировании избирательного списка.

Есть определенные признаки того, что некоторые места в списке СПС были заняты на "коммерческой" основе. В верхней части списка есть два примера, позволяющие сделать такое предположение. Первоначально планировалось, что туда войдет глава Социально-федералистской партии России С. Шилов (сотрудник Центра "Стратегия"). Но вместо него появилась неожиданная фигура - Г. Мирзоев, занявший достаточно привилегированное шестое место. Другая нетипичная фигура - К. Ремчуков, заведующий кафедрой Российского университета дружбы народов, который в верхней части списка занимает девятое место. К. Ремчуков ни в одну из политических организаций не входит (хотя ранее формально фигурировал в предвыборных списках "России молодой"). Но он является советником одного из главных спонсоров СПС, руководителя группы "Сибирский алюминий" О. Дерипаски.

В региональных списках также есть ряд имен, в отношении которых возникают аналогичные предположения. Появление фигур такого типа в списке СПС свидетельствует о перестройке взаимоотношений правых со спонсорами. Раньше подобные связи были важным фактором, но для попадания в верхнюю часть списка наличие политического веса было обязательным (примером может служить фигура А. Осовцова, занимавшего место в верхней части списка правых на выборах 1995 г.: он был связан с "олигархом" В. Гусинским, но одновременно являлся влиятельным активистом ДВР). Сейчас политический вес для представителя спонсора не требуется.

Политический потенциал правой коалиции
Создатели СПС добились максимума возможного с наличным объемом ресурсов. Прежде всего, удалось сломать внутренние перегородки и объединить наиболее жизнеспособную часть правых в единой коалиции. Лидеры "старых правых", долгое время относившиеся к выборам как к необходимому, но отнюдь не первостепенному делу, наконец осознали их важность. "Федеральная головка" списка оказалась полностью подчинена победе на выборах (правда, при комплектовании региональных списков этот принцип соблюдался не всегда). При этом представители ядра традиционных правых пошли на беспрецедентное самоограничение. В первой тройке списка нет ни одного представителя ДВР. На эти места вывели новичков, держателей имиджевых ресурсов блока - С. Кириенко (рейтинг доверия 11%), Б. Немцова (8%) и И. Хакамаду.

Главный "архитектор" коалиции А. Чубайс буквально навязал друг другу правых политиков "старой" и "новой" волны. Свой личный авторитет, влияние и контролируемый им финансовый ресурс ему удалось эффективно использовать для разрешения возникавших в ходе коалиционного строительства проблем:

сдерживания притязаний лидеров ДВР (прежде всего С. Юшенкова) на гегемонию в коалиции;
усиления дисциплины поведения среди лидеров "Правого дела" (прежде всего это касалось Б. Немцова) при утверждении избирательных списков;
удержания в коалиции "Голоса России" через заключение союза с его главным спонсором О. Дерипаской;
привлечения в коалицию С. Кириенко через установление летом 1999 г. политического патронажа над имевшей для него важнейшее значение компанией "Транснефть".
Проблему ослабления правого фланга российской политики создатели блока попытались решить при помощи альтернативной стратегии. Ставка была сделана на кадровое обновление извне, но под контролем "старых правых" и с расчетом на политическую ассимиляцию новых рекрутов. Новым лицам в списке (С. Кириенко, Б. Немцову, И. Хакамаде) отводится роль носителей имиджевого ресурса, но в остальном - сугубо вспомогательная и несамостоятельная. В полной мере этого удалось добиться в отношении И. Хакамады. В СПС она практически утратила политическую самостоятельность. Она не стала лоббировать делегирование своих людей в избирательный список и, судя по всему, подчинилась решению инициаторов блока, согласившись выставить свою кандидатуру в бесперспективном одномандатном округе в С.-Петербурге.

Б. Немцов занимает в списке более автономное положение. Былой статус (губернатор, первый вице-премьер правительства и одно время "наследник" президента Б. Ельцина) и политическая ревность по отношению к С. Кириенко делает его беспокойной фигурой, склонной к неожиданным заявлениям и поступкам. Несколько представителей его движения "Россия молодая" присутствуют в избирательном списке на непроходных местах. Однако, как и И. Хакамада, Б. Немцов также оказался в ресурсной зависимости от А. Чубайса, который таким же образом рассчитывает усилить влияние и на С. Кириенко (это уже удавалось делать в то время, когда тот был на посту премьера).

Наконец, правым удалось создать в общественном мнении впечатление, что они успешно занимаются коалиционным строительством. Давнюю мечту демократов об объединении они сделали одной из главных тем в своей избирательной кампании. Была создана видимость постоянного расширения. Впечатление прихода все новых "колонн" создавала и постоянная смена названий: "Демократический выбор России" - "Правое дело" - Союз правых сил. Имидж расширяющейся коалиции дополнялся ставкой на активный PR. Задачам интенсивной работы с общественным мнением были подчинены ранний старт избирательной кампании, использование темы коалиционного строительства как мощного информационного повода, кампании массовых действий (московская демонстрация в апреле 1999 г., всероссийская акция "Ты прав!", агитация за референдум о внесении поправок в Конституцию), наконец, участие в кампании СПС одной из ведущих имиджмейкерских фирм "Video International", политически близкой правым.

При помощи коалиции и активного PR правые рассчитывали решить свои задачи по электоральной мобилизации. Для преодоления 5%-ного барьера в целом по стране СПС, по мнению лидеров блока, должен преодолеть его с запасом в трех десятках субъектов Федерации. К ним относятся регионы с традиционно высоким уровнем голосования за демократов - Москва, С.-Петербург, Поволжье, Урал.

Тем не менее, как показали события последних месяцев, потенциал правой коалиции оказался серьезно ограничен. Политическая интеграция правого фланга, достигнутая в ходе коалиционного строительства, остается непрочной. Встреча "старых правых" с новым пополнением сопровождалась напряженностью и конфликтами. Авторитетные деятели ДВР Б. Золотухин и С. Ковалев безуспешно протестовали против появления Г. Мирзоева в верхней части списка СПС. Аналогичную реакцию в среде "старых правых" вызывает и фигура К. Ремчукова, тесно связанного не только с О. Дерипаской, но и с имиджмейкерской фирмой "Новоком" А. Кошмарова, которого подозревают в использовании "грязных" технологий против кандидатов правых во время выборов в Законодательное собрание С.-Петербурга в декабре 1998 г.

Главным источником напряженности внутри правой коалиции остаются взаимоотношения между ДВР и С. Кириенко. Часть "старых правых" (прежде всего С. Юшенков) так и не смирилась с лидерством С. Кириенко в списке. Но основная причина противоречий состоит в том, что политическая ассимиляция С. Кириенко в СПС удалась лишь отчасти. С. Кириенко с самого начала был наиболее автономным из всех участников коалиции. Этому способствовали политический статус экс-премьера, остаточная популярность, имиджевая дистанция от непопулярных "старых правых", создание собственной и реальной политической организации, сохранение связей с Кремлем (ключевую роль здесь играет фигура Д. Поллыевой, в прошлом - главы секретариата в правительстве, а ныне заместителя руководителя президентской администрации; администрация президента, по некоторым данным, предоставила С. Кириенко необходимые ресурсы в обмен на согласие стать оппонентом Ю. Лужкова на очередных выборах мэра Москвы), наконец, длительные колебания, предшествовавшие вступлению в коалицию со "старыми" правыми.

Все это делало С. Кириенко наиболее самостоятельным среди лидеров правой коалиции. Ослабление патронажа А. Чубайса после смещения с поста главы "Транснефти" Д. Савельева в сентябре укрепила лидера "Новой силы" в стремлении проводить собственную линию внутри блока. Об этом свидетельствует решение баллотироваться на пост мэра, принятое вопреки активным возражениям партнеров по коалиции, решение вынести на всероссийский референдум требование ограничить власть президента (напомним, что неприкосновенность президентских полномочий по Конституции 1993 г. является знаковой для "старых правых"), наконец, разрыв с имиджмейкерской фирмой "Video International", связанной со "старыми правыми", и переориентация на политконсультанта Г. Павловского, тесно сотрудничающего с Кремлем, но пользующегося плохой репутацией среди "старых правых". Результатом становится усиление "двуцентрия" внутри СПС накануне вступления избирательной кампании в активный режим.

По мере приближения к объективным границам правого лагеря коалиционный потенциал СПС сходит на нет. Провал так называемой "зальцбургской инициативы" поставил крест на попытке присоединить к коалиции правых НДР в обход В. Черномырдина. Правым не удалось получить С. Степашина в качестве лидера своего списка, как не удалось сделать его первым номером в совместном избирательном списке с НДР. В результате достичь консолидации правого центра так и не удалось. Он остался расколотым между СПС и НДР.

Против СПС работает еще один фактор. Политическое угасание Б. Ельцина приводит к тому, что в сознании избирателей парламентская избирательная кампания начинает сливаться с президентской. Это означает, что политические силы, которые, подобно СПС, не имеют собственного кандидата в президенты, вряд ли окажутся в состоянии привлечь внимание избирателей. Последним ударом по правому блоку стал фактический отказ Кремля от активной поддержки СПС. Это стало ясно после создания в конце сентября - начале октября под активным патронажем Кремля неопределенного по политической ориентации межрегионального блока "Единство" во главе с популярным в общественном мнении министром по чрезвычайным ситуациям С. Шойгу.

В результате правым не удалось вступить в избирательную кампанию на "восходящей волне", опираясь на имидж поступательного движения, созданный периодом коалиционного строительства. Ни создание коалиции, ни массовые агитационные акции не помогли им расширить свой электоральный потенциал.

По опросам Фонда "Общественное мнение" в преддверии перехода избирательной кампании в активный режим правые находились в непроходной зоне. За них согласны голосовать 2% избирателей, а хотели бы видеть их в Госдуме 9% (это не только несопоставимо с результатами лидеров кампании ОВР, КПРФ и "Яблока", но и меньше аналогичных показателей НДР). Объединение "Правого дела" с "Новой силой" не привело к сложению электоратов. До образования СПС за "Правое дело" был готов голосовать 1% избирателей, а за "Новую силу" - 2%. "Правое дело" и "Новую силу" хотели бы видеть в Госдуме по 7% избирателй. Другими словами, организации "старых" и "новых" правых поддерживает примерно один и тот же круг людей.

Наиболее неблагоприятна электоральная ситуация в Москве, которая традиционно давала правым наибольшее число голосов. Теперь же по октябрьскому опросу Фонда "Общественное мнение" за СПС готовы голосовать лишь 2% москвичей. Возможной причиной резкого снижения популярности стало решение С. Кириенко выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра, лишившее СПС симпатий демократов, поддерживающих Ю. Лужкова. Сходная ситуация складывается в С.-Петербурге, где СПС приходится конкурировать с "Яблоком" и со сторонниками губернатора В. Яковлева, занимающего третье место в списке ОВР. Пока правые могут твердо рассчитывать на значительное превышение 5%-ного барьера только в Нижегородской и Самарской областях. Но в случае потери большей части московского и петербургского электоратов СПС вряд ли сможет попасть в Госдуму.

Ограниченные информационные возможности скорее всего не позволят СПС серьезно улучшить электоральные показатели после перехода избирательной кампании в активный режим. В федеральных электронных СМИ СПС первоначально пользовался поддержкой ВГТРК. Руководитель канала М. Швыдкой и ведущий аналитической программы "Зеркало" Н. Сванидзе идеологически близки правым. Кроме того, кураторство над каналом осуществляет министр печати М. Лесин, контролирующий фирму "Video International", основного подрядчика масштабной акции правых "Ты прав!". В печатных СМИ наиболее прочные позиции правые имеют в газете "Известия", значительную часть авторского коллектива и читательской аудитории которых составляют либерально ориентированные избиратели. Однако в ближайшее время на ВГТРК правые могут быть потеснены пользующимся поддержкой Кремля блоком "Единство", с которым им придется делить эфирное время. Неясно также, каким образом их разрыв с фирмой "Video International" повлияет на позицию М. Лесина. Но в любом случае ограниченность информационного ресурса во многом обесценивает ставку правых на активный PR.

"Жизнь после смерти"
Таким образом, достаточно велика вероятность того, что на выборах 1999 г. правые не смогут восстановить организованного парламентского представительства, утраченного в 1995 г. Отсутствие парламентского представительства в преддверии президентских выборов 2000 г. поставит правые силы перед нелегким выбором между маргинализацией и ассимиляцией. Ниже предлагается набор стратегий поведения, которые станут типичными для правых лидеров и организаций после весьма вероятного политического поражения на выборах 1999 г.

Стратегия идеологического подчинения
Утрата политического представительства способна подтолкнуть часть правых к стратегии, которую можно условно назвать идеологическим подчинением. Они будут вынуждены искать патронаж у наиболее приемлемого или доступного для них лидера центристского толка. Это будет означать подчинение определенному кругу требований: сменить идеологическую окраску, снизить уровень притязаний, наконец, потребуется внутренне согласиться с собственной несамостоятельной ролью. В принципе уже сейчас можно говорить о возникновении определенной совместимости части правых с "государственнической" идеологией политического центризма.

Правые уже длительное время двигались в направлении сближения с "государственнической" идеологией. Это было связано с ощущением неполноты утвердившейся версии либеральной идеологии, принимало различные формы и шло бок о бок с эволюцией официальной политической риторики исполнительной власти. Усиление "государственнической" окраски отчетливо прослеживается в идеологии сначала ПРЕС С. Шахрая, затем движения "Вперед, Россия!" Б. Федорова и, наконец, НДР В. Черномырдина. К движению в этом направлении подключились и "молодые реформаторы" в период пребывания в правительстве 1997-1998 гг. ("либеральное государственничество" А. Чубайса и "народный капитализм" Б. Немцова).

Конкретная форма "идеологического подчинения" правых будет зависеть от того, к какому политическому патрону они перейдут. В настоящее время наиболее вероятными патронами представляются Е. Примаков и Ю. Лужков, которые олицетворяют две различные версии политического центризма. Присоединение к одному или другому сопряжено для правых с различными последствиями.

Вариант 1. "Цивилизованное государственничество". Таким может быть итог идейно-политической трансформации правых в случае перехода их под патронаж Е. Примакова в олицетворяемую им новую политическую нишу, которую условно можно обозначить как "цивилизованное государственничество". Движению части правых в этом направлении, в принципе, могут способствовать несколько причин: созвучие "технократического" подхода правых к политическому управлению, которого придерживается Е. Примаков, опыт политического сосуществования правых с постсоветской бюрократией в правительстве В. Черномырдина, наконец, идейная эволюция самих правых.

Существует еще одно обстоятельство. Либералы - продукт культурной метрополии. В регионах для них нет благоприятной культурной среды. Сами либералы это чувствуют и противятся перспективе "провинциализации". По давней исторической традиции "в России правительство - единственный европеец". В этом контексте Е. Примаков - продукт "центра", пусть старого, еще "союзного".

Культурная близость делает Е. Примакова более приемлемым для части правоцентристов, чем более близкий им по происхождению (выдвиженец демократической революции), но "провинциальный" Ю. Лужков. В этом пункте, похоже, есть различие между ориентациями либерального партийно-политического истеблишмента и настроениями массового демократического электората включая широкие слои интеллигенции, для которых более приемлемой фигурой является Ю. Лужков. По данным Фонда "Общественное мнение", доля его сторонников особенно велика среди избирателей моложе 30 лет и людей со средним специальным и высшим образованием (соответственно 31% и 27% опрошенных) 2.

Но для исторического ядра правого спектра фигура "центриста" Е. Примакова неприемлема и политически, и идеологически. К "цивилизованному государственнику" скорее может потянуться политическая периферия правого спектра и тяготеющие к правым взглядам специалисты-технократы, заведомо согласные ограничиться неполитической функцией. По существу, это возврат к роли "эксперта", которую они исполняли в советский период.

Вариант 2. "Провинциализация". Таким может быть итог ассимиляции правых региональными лидерами. Прецеденты подобного способа политического существования правых уже имеются, как индивидуальные, так и коллективные. Примером индивидуального сосуществования с постсоветским управленцем может служить положение Г. Томчина в качестве советника при В. Густове в бытность того губернатором Ленинградской области. Наиболее ярким примером коллективного сосуществования служит политическое поглощение Ю. Лужковым московского регионального отделения ДВР, части либералов "негайдаровского" толка и представителей либерально-художественной элиты (М. Захарова, Е. Яковлева, М. Шатрова и др.), а также подчиненный статус молодежной городской субкультуры в рамках "московского большого стиля" (газета "Московский комсомолец", рок-фестивали, молодежные программы третьего канала телевидения).

После августовской финансовой катастрофы 1998 г. на видных ролях в политическом окружении Ю. Лужкова оказались видные представители дезинтегрировавшегося нового политического класса (С. Ястржембский, А. Кокошин). Но историческому ядру правых сил, ориентированных на сохранение идеологической идентичности и не отказавшихся от претензий на политическую самостоятельность, такой вариант представляется еще более неприемлемым, чем первый. Для них психологически невозможно смириться с унизительным превращением в интеллектуальную и технологическая "обслугу" провинциальных постсоветских управленцев.

Стратегия "демократической оппозиции"
Для правых эта стратегия означает прежде всего переход под политические знамена Г. Явлинского. Такой путь для активистов более приемлем, чем для лидеров, большая часть которых обросла статусами, с которыми трудно будет расстаться. Он более приемлем для правозащитного крыла правого лагеря, чем для той его части, которая ориентирована на политическую, бюрократическую или профессиональную карьеру.

Стратегия "демобилизации"
Данная стратегия предполагает полный переход в неполитическое состояние (уход в бизнес, временный или окончательный). Она уже имеет достаточно глубокие корни в команде Е. Гайдара. Это один из наиболее распространенных способов социального существования "молодых реформаторов" после отставки. Первыми его опробовали В. Лопухин, П. Авен, А. Нечаев, к которым впоследствии присоединились "коренные" фигуры из "команды Чубайса" - М. Бойко, П. Мостовой, А. Кох. Стратегия "демобилизации" представляется одной из наиболее психологически комфортных для статусно ориентированных представителей правых.

Стратегия "интеллектуальной оппозиции"
Это также один из наиболее вероятных способов существования исторического ядра правых сил после парламентских и в особенности президентских выборов. Он предполагает два основных образа существования: в политике - лобби, в обществе - элитарная субкультура. Возможность выполнять функции "интеллектуальной оппозиции" обеспечиваются культурной и политической близостью правых и "качественных" печатных и электронных СМИ.

Союз со СМИ дает возможность удерживать расширенное представительство в публичном пространстве, гораздо более солидное и масштабное по сравнению с реальным политическим влиянием. Теряя его, правые могут сохранить воздействие на умы через позиции в либеральных СМИ в новом качестве "интеллектуальной оппозиции". В организационном плане это предполагает эволюцию вспять: от полноценных политических организаций - к "литературно-журнальным партиям" (неформальным объединениям) начального периода горбачевской перестройки.

Появятся ли "новые правые"?
Если политическая смерть традиционных правых представляется делом практически решенным уже до выборов в Госдуму, которым скорее всего просто предстоит зафиксировать этот факт, то относительно будущего "новых правых" определеннности гораздо меньше.

Пока претензии "Новой силы" на роль "новых правых" выглядят не очень убедительными. Возражения вызывает и фигура лидера, и прочность движения, которое он возглавляет. С. Кириенко больше напоминает социальный символ нового поколения, вступающего в политическую жизнь, нежели сформировавшегося политического лидера. Политика для него - скорее новое увлечение, чем осознанный выбор. То же можно сказать и о многих представителях "Новой силы".

За С. Кириенко и "Новой силой" нет сложившегося сообщества, которое было у традиционных правых - со своими героями, легендами, символами веры, мозговыми центрами и международными связями. Конечно, традиционные правые всегда больше напоминали секту, чем полноценное сообщество. В этом заключалась одна из главных причин их неспособности сохранить за собой политическую гегемонию.

Но за С. Кириенко нет ни секты, как у старых правых, ни политической субкультуры, как у "Яблока". Первые попытки лидера "Новой силы" нащупать культурную опору в среде молодежи были откровенно неудачными и скорее свидетельствуют о непонимании стоящих перед ним задач (фестиваль "Московская альтернатива" во время Дня города в сентябре 1999 г.). "Новые правые" не имеют четкой идеологии и вряд ли способны ее создать. Они слишком аморфны, чтобы сохранять политическую самостоятельность в течение длительного времени без посторонней помощи. Им больше подходит роль фракции внутри более крупного политического организма.

Политическая смерть традиционных правых - результат естественного процесса, связанного с постепенным уходом с исторической сцены главного идеологического раскола современного российского общества по линии "демократы - коммунисты", питавшего энергией политическую жизнь страны последние десять лет. Однако новые линии идеологического размежевания и политической дифференциации еще только намечаются 3. Должно пройти время, чтобы они превратились в несущую конструкцию российской политики. Рождение новых правых в этой ситуации скорее всего будет трудным.

Федеральный список Союза правых сил
(общефедеральная часть и первые номера региональных групп)
1. Кириенко Сергей Владиленович, дата рождения 26 июля 1962 г., образование высшее, Общероссийское общественное политическое движение "Консервативное движение "Новая сила"", лидер, место жительства Московская область, Одинцовский район, дом отдыха "Успенское".

2. Немцов Борис Ефимович, дата рождения 9 октября 1959 г., образование высшее, Общероссийское политическое общественное движение "Россия Молодая", председатель, место жительства г. Москва.

3. Хакамада Ирина Муцуовна, дата рождения 13 апреля 1955 г., образование высшее, Институт развития предпринимательства, президент, место жительства г. Москва, председатель Центрального совета Общероссийской политической общественной организации "Общее дело".

4. Крашенинников Павел Владимирович, дата рождения 21 июня 1964 г., образование высшее, юрист, место жительства г. Москва.

5. Надеждин Борис Борисович, дата рождения 26 апреля 1963 г., образование высшее, Московский физико-технический институт, заведующий кафедрой, место жительства Московская область, г. Долгопрудный, член Политического совета движения "Новая сила".

6. Мирзоев Гасан Борисович, дата рождения 11 декабря 1947 г., образование высшее, Гильдия российских адвокатов, президент, место жительства г. Москва, координатор организации "Юристы за права и достойную жизнь человека".

7. Ковалев Сергей Адамович, дата рождения 2 марта 1930 г., образование высшее, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, депутат, место жительства г. Москва, член Политсовета партии "Демократический выбор России".

8. Воробьев Эдуард Аркадьевич, дата рождения 25 октября 1938 г., образование высшее, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, депутат, место жительства г. Москва, заместитель председателя партии "Демократический выбор России".

9. Ремчуков Константин Вадимович, дата рождения 21 ноября 1954 г., образование высшее, Российский университет дружбы народов, заведующий кафедрой, место жительства г. Москва.

Региональные группы
Москва:

1. Гайдар Егор Тимурович, дата рождения 19 марта 1956 г., образование высшее, Институт экономики переходного периода, директор, место жительства г. Москва, председатель партии "Демократический выбор России".

"Петербуржье" (Ленинградская область, Санкт-Петербург):

1. Рыбаков Юлий Андреевич, дата рождения 25 февраля 1946 г., образование незаконченное высшее, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, депутат, место жительства г. Санкт-Петербург, член партии "Демократическая Россия".

"Центр-1" (Вологодская область, Калужская область, Московская область):

1. Шубин Александр Валентинович, дата рождения 2 июля 1957 г., образование высшее, эксплуатационное коммерческое предприятие "Сотрудничество-91", специалист, место жительства г. Москва, участник движения "Новая сила".

"Центр-2" (Владимирская область, Ивановская область, Костромская область, Тверская область, Тульская область, Рязанская область, Ярославская область):

1. Юшенков Сергей Николаевич, дата рождения 27 июня 1950 г., образование высшее, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, депутат, место жительства г. Москва, член партии "Демократический выбор России".

"Центр-3" (Белгородская область, Брянская область, Воронежская область, Курская область, Липецкая область, Орловская область, Тамбовская область):

1. Федоткин Иван Тимофеевич, дата рождения 7 июня 1966 г., образование высшее, Брянское региональное общественное учреждение "Народный дом", директор, место жительства г. Брянск.

"Волга-1" (Чувашская Республика - Чаваш Республики, Волгоградская область, Кировская область, Нижегородская область, Ульяновская область):

1. Глебова Любовь Николаевна, дата рождения 7 марта 1960 г., образование высшее, Общероссийское общественное политическое движение "Консервативное движение "Новая сила", руководитель Секретариата, место жительства г. Нижний Новгород.

"Волга-2" (Республика Калмыкия, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Астраханская область, Пензенская область, Самарская область, Саратовская область):

1. Лекарева Вера Александровна, дата рождения 4 января 1948 г., образование высшее, управление спортивных сооружений Федерации профсоюзов Самарской области, директор, место жительства Самарская область, г. Тольятти.

"Урал-1" (Удмуртская Республика, Пермская область, Тюменская область, Челябинская область, Коми-Пермяцкий автономный округ, Ханты- Мансийский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ):

1. Похмелкин Виктор Валерьевич, дата рождения 3 февраля 1960 г., образование высшее, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, депутат, место жительства г. Пермь, член партии "Демократический выбор России".

"Урал-2" (Республика Башкортостан, Курганская область, Оренбургская область, Свердловская область):

1. Селиванов Андрей Владимирович, дата рождения 9 июля 1967 г., образование высшее, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, депутат, заместитель председателя Комитета по делам женщин, семьи и молодежи, место жительства Свердловская область, г. Краснотурьинск.

"Сибирь-1" (Республика Алтай, Алтайский край, Новосибирская область, Омская область, Томская область):

1. Фомин Александр Анатольевич, дата рождения 24 июля 1958 г., образование высшее, Фонд сельхозпереработчиков и производителей, председатель, место жительства г. Новосибирск, лидер Новосибирского регионального отделения движения "Новая сила".

"Сибирь-2" (Республика Бурятия, Республика Хакасия, Красноярский край, Иркутская область, Кемеровская область, Агинский Бурятский автономный округ, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ, Эвенкийский автономный округ):

1. Курин Юрий Геннадьевич, дата рождения 29 апреля 1955 г., образование высшее, Восточно-Сибирская межтерриториальная коллегия адвокатов "Сибирский юридический центр", председатель президиума, место жительства г. Иркутск.

"Юг" (Республика Адыгея, Краснодарский край, Ставропольский край, Ростовская область):

1. Титенко Борис Михайлович, дата рождения 6 марта 1954 г., образование высшее, Донской региональный центр политических технологий, научный руководитель, место жительства г. Ростов-на-Дону.

"Север" (Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карелия, Республика Коми, Республика Северная Осетия - Алания, Архангельская область, Мурманская область, Ненецкий автономный округ):

1. Мяки Артур Элденович, дата рождения 18 апреля 1963 г., образование высшее, Палата Республики Законодательного Собрания Республики Карелия, депутат, председатель комитета по экономической политике и бюджету, место жительства г. Петрозаводск, лидер Карельского регионального отделения движения "Новая сила".

"Запад" (Калининградская область, Новгородская область, Псковская область, Смоленская область):

1. Хвостанцев Михаил Аркадьевич, дата рождения 15 сентября 1946 г., образование высшее, администрация Смоленской области, заместитель главы администрации, место жительства г. Смоленск.

"Дальний Восток" (Республика Саха (Якутия), Республика Тува, Хабаровский край, Амурская область, Камчатская область, Магаданская область, Сахалинская область, Читинская область, Еврейская автономная область, Корякский автономный округ, Чукотский автономный округ):

1. Баржанова Маргарита Валерьевна, дата рождения 15 февраля 1963 г., образование высшее, ОАО "Хабаровский мясокомбинат", председатель совета директоров, место жительства г. Хабаровск.

"Приморье" (Приморский край):

1. Морозов Николай Александрович, дата рождения 23 июля 1974 г., образование высшее, ООО "ТиБиСи-Россия", директор, место жительства г. Владивосток, участник движения "Новая сила".

Республика Татарстан:

1. Татьянчиков Андрей Валентинович, дата рождения 8 июля 1963 г., образование высшее, ООО "Торос", генеральный директор, место жительства г. Казань.

Республика Дагестан:

1. Сулейманов Руслан Рамазанович, дата рождения 24 мая 1969 г., образование высшее, Региональный центр развития системы регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, директор, место жительства г. Махачкала.

Карачаево-Черкесская Республика:

1. Хабичева Асият Ахияевна, дата рождения 29 декабря 1945 г., образование высшее, Общество помощи налогоплательщикам, председатель, место жительства г. Черкесск, член партии "Демократический выбор России".

Республика Ингушетия:

1. Яндиев Макшарип Махмудович, дата рождения 28 августа 1942 г., образование незаконченное высшее, Фонд защитников свободы, член правления, место жительства Республика Ингушетия, Назрановский район, с. Гази-Юрт.

Чеченская Республика:

1. Бехоев Шахмурза Бекмурзаевич, дата рождения 1 мая 1941 г., образование высшее, Конструкторское бюро скоростных судов, президент, место жительства г. Москва.

П р и м е ч а н и я
1 Независимая газ. - 1998. - 25 нояб.

2 ФОМ-ИНФО. - 1998. - 22 окт.

3 См., например: Бызов Л. Становление новой политической идентичности в постсоветской России: эволюция социально-политических ориентаций и общественного запроса // Российское общество: становление демократических ценностей? / Под. ред. М. Макфола и А. Рябова; Моск. Центр Карнеги. - М.: Гендальф, 1999. - С. 43-86.

http://www.carnegie.ru/ru/print/36423-print.htm

Персоны (32)

Показать все

Скрыть

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован