24 ноября 2008
2039

Поштучное уничтожение химоружия проблемы не решит

Администрация Брянской области постоянно заявляет, что проблема захоронения химического оружия на территории области сильно преувеличена, однако экологи считают, что Брянская область "просто напичкана химией".
Корреспондент rcc.ru взял интервью у Комогорцевой Людмилы Кимовны, возглавляющей брянское региональное отделение общественной организации "За химическую безопасность!" и попросил ее прокомментировать ситуацию.

rcc.ru: Людмила Кимовна, как на самом деле обстоят дела с уничтожением химического оружия в Брянской области?

Л.К. Комогорцева: Военные уже начали поштучное уничтожение аварийных химических снарядов (которых, между прочим, по данным замначальника Российского агентства по боеприпасам Валерия Капашина, всего по России насчитывается 29 000 единиц). Для этого к уже имеющейся одной установке КУАСИ (установка, предназначенная для уничтожения отдельных, находящихся в аварийном состоянии боеприпасов) решили завезти еще три и начать тихую инвентаризацию всего, что на этом складе скопилось. Четыре КУАСИ, конечно, завод не заменят, но фактически уничтожение уже началось - уничтожен первый аварийный снаряд.

На конвенциальной комиссии я задала Игорю Головину (начальник отдела по конвенциальным проблемам химического оружия при администрации Брянской области) прямой вопрос: зачем привозят дополнительные установки? Будут уничтожать наши залежи или нет? Ни "да", ни "нет" я в ответ не услышала. Единственное, чего добилась - он мне сообщил, что у нас на каждом складе есть такая установка. Так я знаю, что есть, но еще же дополнительно три привозят!

Начнется ли массовое уничтожение? Цитирую вам Головина: "Да вы знаете, что вы опять про уничтожение! У нас каждый снаряд на учете, мы каждый снаряд должны комиссии показать, прежде чем доказать, что он аварийный, что надо его палить".

rcc.ru: Каждое заседание конвенциальной комиссии - это рассмотрение какого-то этапа реализации закона о химической безопасности. Что было главным на этот раз?

Л.К. Комогорцева: Во-первых, обсуждали ситуацию с установлением зоны защитных мероприятий в Почепе. Выясняли, как у нас дела с безопасностью обстоят: гражданская оборона, МЧС...

Почепский район - это сорок тысяч жителей. Речь ведь идет не об одном и не о двух поселках. Арсенал химического оружия времен Первой мировой войны расположен практически возле самого Почепа, а туда, между прочим, три с половиной тысячи семей переселены из юго-западных районов ("чернобыльская" зона - прим ред.). Мы подняли большой шум, и только после этого военные стали с нами говорить. Они нас раньше "в упор не видели", а теперь прислушиваются. Во-вторых, нашими, в основном, стараниями выполнение федеральной программы по химической безопасности было передано из военного ведомства в гражданское - Федеральному агентству по боеприпасам. Это уже не военное ведомство. Попробуй к военным зайди с их секретами! А в агентство можно. И зайти, и в гораздо более спокойной обстановке встретиться, и пообщаться.

rcc.ru: А технология по уничтожению химоружия? Вокруг нее в свое время был большой скандал

Л.К. Комогорцева: Мы говорили всем, Федоров (Лев Федоров - председатель Союза "За химическую безопасность!") буквально кричал, что у нас нет полноценной технологии, что методика, которую нам предлагают, опасна. И мы это доказали. Сейчас другая проблема: как мы будем могильник делать?

На сегодняшний день мы можем говорить о том, что у нас нет боевого химического оружия. Все взрыватели уничтожены. Более того, на промышленных установках была произведена утилизация, то есть выемка пороха и взрывчатого вещества для использования в дальнейшем в народном хозяйстве. Пороха нет, но само химическое оружие осталось, мы настроены на то, чтобы его вывезти. Не делать кладбище, хоть и дегазированное, не строить объект по дегазации, а вывозить.

В итоге приняли решение организовать комиссию, в которую вошли представители МЧС, СЭС, с тем, чтобы на первых порах они изучили документы, которые поступят из Минобороны, а после этого обследовали территории складов. Сроки не установили, решили дожидаться лета. Кроме того, департаменту здравоохранения поручили выдать статистику "по здоровью", населению сообщить о том, какие меры принимаются.

rcc.ru: Что все-таки решено по поводу защитных мероприятий?

Л.К. Комогорцева: Размеры зоны вокруг "Долины" (где находится арсенал химического оружия) фактически согласовали. Сама зона увеличена. Раньше предполагалось от пяти до девяти километров. А теперь сделали от пятнадцати до восемнадцати километров. Весь Почеп в нее входит. Очень важно было этого добиться, чтобы каждый человек подлежал эвакуации, на каждого человека рассчитывалась доза антидота. Плюс инвестиции, плюс медицинское обследование.

rcc.ru: Короче говоря, Почеп превратился в зону эвакуации?

Л.К. Комогорцева: Да. И на эту тему было очень много интересных вопросов. По поводу эвакуации выступил Владимир Кравченко - депутат областной Думы. Поинтересовался, будут ли задействованы рейсовые автобусы для эвакуации, и как они будут задействованы. Оказалось, что администрация в основном на эти автобусы и рассчитывает. Выяснилось также, что для проведения всех защитных мероприятий для Почепа необходимо триста миллионов рублей. Но таких денег нет.

rcc.ru уверен, что проблема уничтожения химического оружия актуальна не только для Брянской области, но и для многих российских регионов. На Брянщине эту проблему пытаются решить и администрация области, и военные, и общественные экологические организации - все стараются найти общий язык. Но как складывается ситуация с уничтожением химического оружия в других регионах России? Мы приглашаем все заинтересованные стороны принять участие в дискуссии на нашем портале.

13/12/2001
rcc.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован