10 февраля 2005
1633

Евгений Аркуша: Претензии профсоюза транспортников к качеству и цене топлива

Ведущие : Матвей Ганапольский

Гости : Евгений Аркуша

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - У нас сейчас в студии Евгений Александрович Аркуша, вице-президент Российского топливного союза. Здравствуйте. Давайте поговорим по поводу протестов, цен, ваша первая реакция на все это.

Е. АРКУША - Реакция на протесты или на рост цен?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Да, реакция на протесы. Вы - противная сторона.

Е. АРКУША - Вы знаете, как говорится все должно делаться в свое время. Не очень правильно, когда протестуют против чего-то, что уже закончилось. Заметили вы или нет, но максимальные цены были в ноябре прошлого года. С ноября прошлого года по сегодняшний день цены постепенно снижались и в настоящее время цены где-то на уровне августа прошлого года. Именно в этот момент начинаются протесты против роста цен. Матвей Юрьевич, по-моему, это странно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет, я вам объясню, почему не странно. Должен быть преодолен вот этот психологический барьер, а его преодолели первые старушки и старики, которые объяснили правительству, что на них не надо плевать, теперь, что на них не надо плевать, пусть задним числом, правительству объясняют водители.

Е. АРКУША - Хорошо, давайте тогда с другой стороны рассмотрим. Я не хочу обсуждать протесты, я считаю, что это крайние меры. Да, обратить внимание, может быть и надо, но например, Российский топливный союз еще в июне прошлого года написал Открытое письмо правительствам нефтяных компаний, в котором он выразил озабоченность, понимая, что такая ситуация будет, выразил озабоченность по поводу грядущих событий, они, кстати, полностью оправдались. Это тоже форма протеста. Мы же не перекрывали улицы. Хотя я представляю розничных трейдеров, тех, кто работает на АЗС. Именно против нас выступают, потому что видят наши ценники. Они не видят цены на сырую нефть, они не видят цены в оптовом звене, видят нас. И весь гнев и автомобилистов, и властей, принимаем на себя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Евгений Александрович, простите, вот вы написали письмо, вам ответили?

Е. АРКУША - Ответили в некотором смысле.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Так вот чтобы не было в некотором смысле, вам сейчас помогают те, кто вышел на улицы.

Е. АРКУША - Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет, что спасибо, разве это неправда? Вот пять человек в топливном союзе...

Е. АРКУША - Давайте вернемся...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ну, давайте вернемся, ну мы вернемся. У нас достаточно времени, вы все скажете, что вы хотите сказать. Но я хочу вас спросить то, что я должен вас спросить. В первую очередь радиослушатели не понимают, вы за кого, они думают, вы защищаете власть в плане тех цен, которые существуют или вы представители протестующих. Они не понимают, кто вы.

Е. АРКУША - Мы тоже против безудержного роста цен, поскольку розничные трейдеры при росте цен только теряют свою доходность. У нас растут все расходы эксплуатационные, накладные и так далее, потому что рост цен на бензин это неизбежная инфляция, это рост цен на электричество, арендная плата, охрана, перевозка, транспортировка, все что угодно. Поэтому мы при росте цен только теряем. И поэтому мы тоже, как и все разумные люди этой страны против роста цен, естественно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вот замечательно. Мне просто кажется, что эти люди заставят, может быть, кое-кого в правительстве считаться и с вашими письмами. Вот подумают, а где это письмо, которое Аркуша написал, принесите его сюда. И обратят внимание на это письмо. Давайте тогда перейдем к тому, что вы хотите сказать. Скажите, пожалуйста, как на ваш взгляд будет развиваться эта ситуация. Я имею в виду не с протестующими, они уйдут. А с бензином, что будет происходить.

Е. АРКУША - Давайте сначала сделаем некий анализ того, что произошло. Из года в год у нас рост цен составлял примерно 13-15%, это инфляционные процессы и никакого это не удивляло. В прошлом году ситуация другая. Действительно рост цен практически в два раза превысил обычный уровень, об этом много говорилось и ничего нового я не открою, да, ситуация чрезвычайно выгодная на международном внешнем рынке по нефти и нефтепродуктам. Естественно, для нефтяных компаний это бизнес, и само собой, они работают, чтобы зарабатывать. И поэтому то, что возможно вывести на экспорт, вывозилось, потому что экспорт существенно выгоднее, чем поставки на внутренний рынок. И правительству выгодно. Есть Стабилизационный фонд, он же взялся не из воздуха, а именно из-за того, что был очень серьезный экспорт. Этот фонд сейчас используется и для помощи льготникам и так далее. Поэтому такое совпадение интересов правительства и нефтяников привело к тому, что экспорт стал священной коровой, запретить его нельзя. И мы получили то, что получили. Розничные цены в прошлом году выросли примерно на 30%. Максимальная цена была в ноябре месяце. В конце ноября и в декабре, январе несколько совпадающих причин привели к тому, что цены пошли вниз. Это увеличение экспортной пошлины и сезонное уменьшение экспорта по нашим природным условиям, в результате нефть упала в цене почти в два раза, сырая нефть на внутреннем рынке. В оптовом звене цены снизились и в рознице снизились примерно на 8-9%.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Прерву вас, сейчас небольшие новости и мы продолжим говорить.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Итак, цены немного упали в рознице, как я понимаю меньше всего. Потому что содрать-то... Это я не вам говорю, я вообще говорю, как автомобилист говорю, все знают, упали на копейки.

Е. АРКУША - На рубль. Если не заметили, я говорю: цены упали на рубль.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Хорошо, чего я буду с профессионалом спорить. Хорошо, на рубль. Дальше.

Е. АРКУША - Так вот я остановился на том, что в ноябре-декабре-январе цены пошли вниз. И причина была та, что увеличились пошлины... Естественно, не только пошлины и не только экспорт влияет на рост цен, есть еще процессы инфляционные. В том году, и об этом нефтяники говорят, существенно выросли цены на металл, и на перевозки. Я прошу заметить очень важный момент. Ноябрь-декабрь ничем не отличался по цене за металл и за транспортировку от предыдущих месяцев. Изменилось только одно - уменьшился экспорт и все свободные объемы пошли на внутренний рынок, что привело к существенному снижению цен. Таким образом, как удержать цены - самый главный вопрос. Призывы к правительству, президенту обуздать рост цен, это бессмысленно. Нельзя приказать ценами стоять, у нас все-таки рынок какой-никакой. Поэтому можно только рыночными методами что-то сделать, чтобы обуздать рост цен. Метод один с моей точки зрения - надо сделать по эффективности внутренний рынок таким же привлекательным для нефтяников, как и внешний.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Это что обозначает в переводе на обычный язык для понимания радиослушателей. Чтобы цена была мировая? Тогда он привлекателен, я так понимаю.

Е. АРКУША - Можно разными способами сделать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Какими, например?

Е. АРКУША - Но важно, чтобы эффективность была одна и та же. Вот сейчас эффективность внешняя на порядок выше, чем эффективность внутренняя. Нефть, нефтепродукты, как и ток, текут туда, ток течет туда, где сопротивление меньше, а нефть и нефтепродукты туда, где цена выше.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Так вот вы и подтверждаете мою нехитрую мысль, что стоить внутри должно столько.

Е. АРКУША - Не обязательно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Тогда поясните. Я не понимаю.

Е. АРКУША - Ноябрь-декабрь я же вам все сказал уже, просто уменьшился экспорт. Есть вариант с регулировкой таможенных пошлин, есть не очень правильный путь, но путь переговоров власти с руководителями нефтяных компаний. Что было сделано в конце прошлого года после встречи Путина с Алекперовым. Когда "Лукойл" принял решение о снижении цен. Надо сказать честно, он принял решение тогда, когда цены и так уже пошли вниз. Но, тем не менее, это же тоже один из путей. С моей точки зрения путь один на сегодняшний день - таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты. Там, конечно, все более сложно, например, снижение таможенных пошлин на мазут и дизельное топливо это позиции, наиболее экспортируемые на сегодняшний день. Приведет к тому, что надо больше вырабатывать дизеля и темных нефтепродуктов, автоматически это приведет к увеличению выхода светлых нефтепродуктов и большее их появление на внутреннем рынке и так далее. То есть таможенные пошлины, регулировка экспорта, но это с другой стороны чрезвычайно выгодно для бюджета и наполнения Стабилизационных фондов и так далее. Здесь должен быть найден какой-то разумный компромисс. Правительство естественно этим озабочено. И Кудрин не зря в своих выступлениях уже упоминал о том, что правительство сделает все, чтобы рост цены не был таким сумасшедшим, как в прошлом году. В общем виде не очень понятно, что это значит, цены должны быть в процентном отношении меньше, в абсолютном выражении меньше, непонятно, но сам факт того, что правительство об этом задумалось, уже радует.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Скажите, сговор между нефтяными компаниями существует?

Е. АРКУША - Да, конечно, нет. Никакого сговора нет. Есть рынок. Есть конкуренция. Москва есть такое выражение - абсолютно рыночно защищенный город, в Москве работают все нефтяные компании, кроме "Сургутнефтегаз".

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А почему же цены увеличиваются в один день на всех заправках? Разных.

Е. АРКУША - Это не так. Не в один день.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Для приличия в два дня.

Е. АРКУША - И не в два дня. Бывает по-разному. Могу вам объяснить механизм принятия решений по повышению цен. Или при понижении цен. Лучше по повышению. Никто первый повышать не хочет. Потому что как только ты повысил цены, рядом с тобой стоит конкурент, который естественно отберет на себя часть клиентов. Все ждут, до тех пор, пока жизнь не заставит, припрет, оптовые цены настолько вырастут, что доходность практически нулевая. Кто-то делает первый шаг. Все по-разному, потому что у каждого своя эффективность бизнеса и свои расходы. Кто-то делает первый шаг. Есть такое выражение - мониторить, оно мне не очень нравится, но все мониторят своих соседей. Кто первый повысит, за ним мгновенно в тот же день, на следующий день повышают. И как волны от брошенного камня по воде расходятся по всей Москве. Должен сказать, что это не один день и не два дня точно, это доходит до недели и до двух недель. У всех все по-разному.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Не понимаю. Тупой, не понимаю. Вот есть какая-то цена на бензин, все значит, эти испуганные нефтяники, вернее бензинники я бы так сказал, к нефтяникам есть уважение, к бензинникам никакого.

Е. АРКУША - Жалко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет, мне не жалко.

Е. АРКУША - Мне жалко. Обидно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вот они, значит, ждут, сидят бедные ждут. Ни у кого рука-то не поднимается обидеть водителей, сделать очередной виток инфляции в стране. И вдруг кто-то один не выдерживает. Но есть же простая история. Один-то не выдержал, так для них же хорошо, он-то не выдержал, значит, не будут у него проклятого кровопийца покупать бензин, а у них будут. Он проиграет в этой конкурентной борьбе. Но нет, они даже на те запасы, которые у них были, которые еще по старым ценам оптовым были, они бедные вынуждены дрожащей рукой поднять цены. И вы хотите меня в этом убедить. Ну, смешно.

Е. АРКУША - Это не смешно. Во-первых, запасы...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я вижу прямо слезы, вижу, как плачут они, говорят не надо, ну чего мы поднимаем, ведь мы-то купили еще по старым ценам.

Е. АРКУША - А вас не удивляет, что задержка в повышении цен розничных по сравнению с оптовыми 2-3 недели. Вас это не удивляет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет.

Е. АРКУША - Это именно потому, что у всех есть запасы. И пока ты запасы старые не выберешь, ни о каком повышении вообще речи не идет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я вижу их честные глаза, Евгений Александрович, прямо вижу, как они до литра это все продают. Я вам скажу честно, меня это все очень мало волнует. Знаете почему, меня это раньше волновало, до монетизации льгот, это вообще не тема нашего сейчас разговора. Я просто хочу вам сказать, раньше я беспокоился, вот за моих слушателей, за граждан, за москвичей, которые нас слушают. Но после того как старики вышли на улицы, я понял: механизм запущен. И теперь не нужна никакая оппозиция, ничего этого не нужно. Ну политическая определенная ситуация в стране, сейчас не будем ее касаться. Самое главное, как ни странно, на мой взгляд, появился мощный автоматический регулятор здравомыслящих процессов. В любой области. В экономике, политике, прежде всего в экономике - это выход людей на улицы. Чего там поднимают вот эти ребята нефтяники и бензинники, не имеет значения, главное, что люди поняли, что они не могут при этих ценах работать. Понимаете? Позже они вышли, раньше они вышли, это значение не имеет. Ну, невозможно, вы видели новости сегодня. Люди говорят, что цены такие, что бизнес наш маленький, основанный на том, что мы едем из пункта "А" в пункт "В" стал бессмысленный. Вот скажите, что теперь будет, смогут ли эти люди работать, предполагаете ли вы, ваша топливная уважаемая ассоциация, топливный союз предполагает ли он какой-то здравомыслящий процесс по поводу того, чтобы все это не выходило в то, что люди выходят на улицы, простите за тавтологию. Что скажете, вас слушает 70 городов России.

Е. АРКУША - Я очень надеюсь, что какая-то реакция будет. Но хочу еще раз вам сказать, что заставить приказать ценам опуститься невозможно. Нужно создать экономическую ситуацию в рыночной стране, чтобы цены пошли вниз. Для этого должна быть воля правительства, прежде всего воля на принятие определенных волевых решений. Связанных, прежде всего, с ограничением экспорта. Другого просто ничего нет. Просто приказать опуститься невозможно. Никто не будет работать в убыток.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А вот тут идут разговоры о национализации этого комплекса.

Е. АРКУША - Вы знаете, идут разговоры, то, что сейчас происходит. Видите же, идет речь о создании некой государственной компании нефтяной или нефтегазовой компании. Вряд ли это изменит по существу, появилась на рынке "Роснефть" вместо ЮКОСа, могу вам сказать, что ценовая политика осталась та же самая. Естественно. Ничего не изменилось. Появился новый игрок, один вместо другого.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Скажите, сейчас насколько я понимаю, наша внутренняя цена на бензин уже такая, как и внешняя. Я читал сегодня, что цена сравнялась.

Е. АРКУША - Цена чего?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Литр какого-то там 92-го бензина.

Е. АРКУША - Цена в Европе больше евро, цена литра. У нас 50 центов американских. Как можно говорить о том, что она сравнялась.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - То есть еще путь есть.

Е. АРКУША - Путь есть, есть куда идти. Я хочу обратить ваше внимание, что в нашей стране цена всегда примерно соответствовала цене литра в Америке. Так было всегда, до дефолта, после дефолта было немножко по-другому, потому что там были переходные процессы, потом опять все выровнялось. 35-40 центов, сейчас она стала больше, она и в Америке стала больше, потому что цена очень высокая на мировом рынке. Я не хочу сейчас..., все по-разному. Понимаете, так просто сравнивать бессмысленно. Разная налоговая нагрузка абсолютно...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я понимаю.

Е. АРКУША - Но до Европы нам далеко еще. Есть куда идти.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Да, есть куда идти. Здесь очень много вопросов, если их соединить, получается один вопрос очень важный, принципиальный. Люди говорят, что такие цены могут быть в странах, которые потребляют бензин, но мы бензин производим и экспортируем. И они удивляются, почему у нас такие цены. Вспоминают об Иране, где 1 литр бензина стоит 3 цента.

Е. АРКУША - Я уже начал говорить, совершенно разная экономическая ситуация, наверное, в Иране и у нас. Разные налоговые нагрузки, разные величины акцизов и так далее. Это все надо учитывать. И расходную часть. Могу вам сказать, опять будете говорить, что я плАчу, не очень большая рентабельность на сегодняшний день розничного рынка нефтепродуктов. Не очень высокая рентабельность.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Понятно. Ну, вам и карты в руки. Что я могу сказать, вы специалист, я здесь дилетант, я как журналист просто задаю наиболее..., я просто систематизировал те вопросы, которые пришли сюда на эфирный пейджер. Спасибо вам больше, что вы нашли время к нам придти. Евгений Александрович Аркуша, вице-президент Российского топливного союза был у нас в гостях.


http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/34495.phtml

10.02.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован