27 апреля 2005
1307

Евгений Аркуша: Почему растут цены на бензин

Ведущие : Ольга Бычкова

Гости : Евгений Аркуша

О. БЫЧКОВА - Добрый день, а наш информированный собеседник, действительно, информированный, это вице-президент Российского топливного союза Евгений Аргуша. Добрый день, Евгений Александрович.

Е. АРКУША - Добрый день.

О. БЫЧКОВА - И говорить мы будем о том, почему растут цены на бензин и, главное, можно ли как-то этот рост остановить, если не сказать - повернуть вспять. За предыдущую неделю в РФ цены на бензин выросли по разным регионам, в целом, в среднем, на 0.1%, нефтяные компании подозреваются в сговоре. Федеральная антимонопольная служба сообщила, что запросила у крупных российских компаний информацию, связанную с ростом цен на топливо. Запрос направлен во все крупные компании - "Лукойл", "Сибнефть", "Роснефть", "Татнефть", "Славнефть" и т.д., ответы должны поступить в антимонопольную службу до 10 мая, т.е. уже очень скоро. Их интересует информация об объемах добычи сырья, экспорта, стоимости и объемах, отпускных ценах и оптовых ценах, розничных ценах, в общем, вся информация, которая, так или иначе, связана с этим ценообразованием. Как вы думаете, чем закончится эта история, какую информацию должна получить федеральная антимонопольная служба и что она с этой информацией будет дальше делать?

Е. АРКУША - Я хочу сказать, что наконец-то какие-то органы государственной власти, в данном случае, федеральной антимонопольной службы, заинтересовались анализом, вообще внутренним анализом того, что происходит на нефтяном и бензиновом рынках. До этого мы слышали только обвинения, картельный сговор, такой-то сговор.

О. БЫЧКОВА - Но теперь будут обвинения подкрепленные, как вы думаете?

Е. АРКУША - Я не знаю, будут обвинения или нет, вряд ли они будут, если будет нормальный глубокий анализ информации, потому что, получив эту информацию, можно будет посмотреть реально, почему меняется цена, чем это вызвано. И тогда, я думаю, обвинения сами собой отпадут, а надо искать уже экономические причины роста цен.

О. БЫЧКОВА - Где в причинах роста цен причины объективно экономические, где причины, значимость которых можно было бы снизить? Сезонный фактор, да, это понятно, наступает весна, посевная, разного рода возрастают интенсивные перевозки, это ясно. А что есть такого, что можно было бы как-то уменьшить?

Е. АРКУША - Вы знаете, я бы не преувеличивал рост сезонного фактора, действительно, всегда весной и осенью растут цены, не всегда они растут в связи с тем, что увеличиваются, появляются сельхозработы.

О. БЫЧКОВА - Но так всегда объясняют, по крайней мере.

Е. АРКУША - Это объяснение, на самом деле, далеко все не так. Действительно, из года в год цены растут на бензин. Но если посмотреть более глубоко, у меня есть данные нашего российского топливного союза по ценам и данные Госкомстата по инфляции, из которых видно, что, на самом деле, если взять за последние 5 лет, то рост цены, я вам скажу точно, на 12.7% отстает от уровня инфляции. Т.е. инфляция опережает рост цен, если взять за последние 5 лет, на 12%, у нас есть еще запас. Поэтому есть, действительно, объективные причины роста цен, это много раз говорилось, я ничего нового, естественно, не скажу, прежде всего, мы находимся в рынке, поэтому рост цен на мировом рынке, естественно, приводит к росту цен и внутри страны.

О. БЫЧКОВА - Это объективные причины, это понятно. Давайте мы поговорим о необъективных причинах роста цен на топливо через минуту после краткого выпуска новостей.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА - Итак, рост цен на бензин, прежде всего, потребительских, обсуждаем мы с вице-президентом российского топливного союза Евгением Аркушей. Вы сказали, что существуют объективные причины роста цен на бензин, прежде всего, конечно, это удорожание нефтяных цен на мировом рынке, повышение нефтяных цен. Но это объективные причины. А существуют ли все-таки причины необъективные? Например, это ужасное выражение, картельный сговор по повышению цен на топливо?

Е. АРКУША - Мое глубокое убеждение, что никакого картельного сговора нет, много раз на эту тему говорили, картельный сговор существует в умах чиновников от федеральной антимонопольной службы, на самом деле, ничем, никакими факторами это не подтверждается. Действительно, есть объективные причины, и кроме роста мировых цен есть еще целый ряд причин, на самом деле, они глубоко спрятаны, не видны обывателю, не видны тому, кто приезжает заправляться на автомобиле на АЗС. Существенно выросли цены на услуги естественных монополий, на газ, электричество, металл, например, на 15% увеличилась нагрузка в 2005 г. на нефтяную отрасль в связи с тем, что изменились критерии расчета НДПИ, они теперь приравнены к мировым ценам, индексировались на 8% акцизные нефтепродукты, это тоже объективные причины роста цен. И к сожалению, от этого никуда не денешься.

О. БЫЧКОВА - Виктор Васильевич задает вам вопрос на наш эфирный пейджер, 974-22-22 для абонента "Эхо Москвы", почему в Прибалтике, утверждает Виктор Васильевич, цены не растут, в Болгарии тоже и на Украине? Вы вместе с правительством грабите народ, считает наш слушатель. Они там правда не растут?

Е. АРКУША - Знаете, то, что происходит на Украине, мы все знаем.

О. БЫЧКОВА - Это отдельная история, это сейчас мы попросим вас более подробно рассказать. В других странах?

Е. АРКУША - Что касается Прибалтики и, знаете, я просто не знаю, что происходит в Прибалтике, я знаю, что в Европе цены растут. В Америке, США, цены растут. И вообще они растут во всем мире. Растут или не растут в Прибалтике, я ничего не могу сказать. В Европе цены растут.

О. БЫЧКОВА - Почему в Европе цены растут, ведь понятно, они, конечно, там гораздо выше, чем в России, причем существенно выше, в разы, но в Америке они примерно такие же, да, так же, как у нас?

Е. АРКУША - У нас всегда были примерно такие же цены, как в США.

О. БЫЧКОВА - Но США при этом не продают нефть в таких количествах, как Россия.

Е. АРКУША - Они вообще не продают, они только покупают. Совершенно разные системы хозяйствования, совершенно разные системы налогообложения, разные заводы. Америка потребляет нефти в 5 раз больше, чем Россия.

О. БЫЧКОВА - Чем любая другая страна в мире, да.

Е. АРКУША - Но глубина переработки на наших заводах 60-70%, а на американских доходит до 97. И мы в 5 раз перерабатываем нефти меньше, чем США, уверенно держим первое место по производству темных нефтепродуктов, мазута, битуму и прочее.

О. БЫЧКОВА - Т.е. мы платим за низкую технологичность этой отрасли вообще и неэффективность нашей экономики тоже вообще?

Е. АРКУША - В том числе да, и так.

О. БЫЧКОВА - Понятно. Новое правительство Украины, пишет Григорий, дало по рукам картельным монополистам в бензиновой войне, во как, недополученную прибыль теперь они будут получать в России. Опять нас возвращают слушатели к украинской ситуации. Оно дало по рукам, украинское правительство, и вообще как вы оцениваете то, что там происходит?

Е. АРКУША - Можно регулировать цены по-разному. Я глубоко убежден в том, что такой термин, государственное регулирование в области ценообразования в нефтяной отрасли, имеет право на существование. Только надо четко понимать, что имеется в виду. Можно жестко администрировать, делать так, как делает правительство Тимошенко на Украине. А можно вмешиваться, используя рыночные рычаги, я сторонник вообще второго метода.

О. БЫЧКОВА - А можно никак не вмешиваться, как в России?

Е. АРКУША - Нет, в России тоже вмешательство определенное есть. И то, что делает федеральная антимонопольная служба, и установление экспортных пошлин, это тоже своего рода вмешательство, естественно. Может, это не очень эффективно, но вмешательство существует. То, что происходит на Украине, сиюминутно это можно как-то объяснить.

О. БЫЧКОВА - Сиюминутно - это та же посевная, в общем, да, потому что Тимошенко говорит, нужно держать пока в этом промежутке.

Е. АРКУША - Говорят о посевной, да, хотя, на самом деле, к посевной это никакого отношения не имеет, по-моему, потому что, в любом случае, для сельхозпроизводителей, для села цены свои. И никакого отношения не имеют к тем рыночным ценам, по которым идет продажа на внутреннем рынке страны. Всегда свои цены устанавливаются для сельхозпроизводителей. Но, тем не менее, естественно, любое правительство волнует уровень цен на АЗС, потому что рост цен всегда влечет за собой рост цен и в других областях. Поэтому сиюминутно это можно как-то объяснить. Но я хочу обратить внимание, что они заморозили цены не только в рыночном звене, они заморозили цены и в оптовом звене, что, в общем, наверное, правильно с точки зрения правительства.

О. БЫЧКОВА - Т.е. если идти этим путем, тогда нужно и там, и там?

Е. АРКУША - Надо делать и так, и так, конечно. У нас некоторые компании идут другим путем, они замораживают цены в рыночном звене, а в оптовом звене по-прежнему растут. И рост достигает 40%, а в розницу цены стоят. Тем самым идет демонстрация социальной ответственности этой компании, а, по сути дела, компания решает свои четкие внутренние корпоративные интересы.

О. БЫЧКОВА - Какие интересы?

Е. АРКУША - Это передел рынка, в том числе.

О. БЫЧКОВА - Как?

Е. АРКУША - Во-первых, это рапорт правительства о том, что мы выполняем...

О. БЫЧКОВА - Социальную функцию?

Е. АРКУША - Да, социальную функцию, а вторая, более глубокая и далекая задача - это передел рынка, это выдавливание с рынка независимых трейдеров, независимых нефтяных компаний, потому что в таких условиях они работать не могут. По сути, это ценовой демпинг и недобросовестная конкуренция. Поэтому правительство Тимошенко делает более правильно, оно замораживает цены и в оптовом звене, и в розничном звене, оставляя 13%.

О. БЫЧКОВА - 13% чего?

Е. АРКУША - Торговая надбавка розницы по сравнению с оптом, много это, мало.

О. БЫЧКОВА - Т.е. это то, что, как это называется, владельцы заправок прибавляют к цене и оставляют в своем кармане?

Е. АРКУША - Нет, конечно. Если бы оставляли в своем кармане, то, может, было бы и неплохо, это так называемый доход, с которого надо заплатить налоги, с которого надо вычесть все расходы эксплуатационные, связанные с содержанием на балансе АЗС, охраной.

О. БЫЧКОВА - Понятно, это разница между оптом и розницей.

Е. АРКУША - Да, надо вычесть расходы, надо вычесть налоги, заплатить налог на прибыль, все, что осталось.

О. БЫЧКОВА - И у них это 13%? А у нас?

Е. АРКУША - У них это все 13%, у нас по-разному, в каждой компании по-разному, абсолютно по-разному.

О. БЫЧКОВА - А надо сколько?

Е. АРКУША - Оля, это невозможно обсуждать и говорить, вы от меня ждете какого-то конкретного ответа, его невозможно дать. Все зависит от внутренней экономики каждой компании. Для одной 13 достаточно, для другой может и 30 мало.

О. БЫЧКОВА - Понятно. Я все-таки не поняла, Тимошенко правильно делает на Украине или неправильно, в конечном счете?

Е. АРКУША - Я считаю, что, с точки зрения в длинную, конечно, неправильно.

О. БЫЧКОВА - В длинную, т.е. будут негативные последствия. Какие?

Е. АРКУША - Неизбежно. Нельзя взять и приказать ценам остановиться. Это значит - неизбежно будет отток нефти и нефтепродуктов туда, где цена на них выше.

О. БЫЧКОВА - За границу?

Е. АРКУША - Я не знаю, куда, за границу, для Украины это, видимо, заграница.

О. БЫЧКОВА - Но это же российские компании, которые там продают нефть, которые там продают топливо?

Е. АРКУША - Какая-то часть рынка.

О. БЫЧКОВА - Значит, они не будут торговать на Украине, а пойдут в другое место?

Е. АРКУША - Какая-то часть украинского рынка, она принадлежит российским компаниям. Сначала российские компании побежали жаловаться Ющенко, Фрадкову, потом на них надавили в полном смысле этого слова, пригрозив санкциями экономическими в том числе, они согласились до какого-то периода потерпеть, я так скажу аккуратно, потерпеть. А что будет дальше?

О. БЫЧКОВА - Т.е. потом они свое возьмут, вы хотите сказать?

Е. АРКУША - Кто-то чего-то возьмет, это точно, в том или ином смысле этого слова, не может продолжаться такое жесткое администрирование долго. Либо это приведет к коллапсу всей экономики, к дефициту, еще большему росту цен, в конце концов, либо мне трудно сказать, тем не менее, это долго продолжаться не может.

О. БЫЧКОВА - Понятно. Нам пишет слушательница Катя, она утверждает, что пишет из Литвы, литр бензина стоит в переводе на наши деньги почти 30 руб., и цены на него растут. Спасибо, Катя, за эту поправку.

Е. АРКУША - Чудес не бывает.

О. БЫЧКОВА - Да, чудес не бывает, это правда. Хорошо, все-таки динамика цен в России, как вы считаете, она справедливая? Понятно, что они должны расти, но смотря какими темпами тоже. Вы сравнили уже с инфляцией, что, нужно приблизиться к инфляции или как?

Е. АРКУША - В последний год, конечно, рост цен был слишком высокий. Здесь надо еще учесть одно обстоятельство, о котором мы не говорим, интерес правительства, интерес бюджета, в некотором смысле и наш с вами интерес, потому что чрезвычайно выгодный экспорт для правительства и для страны в целом, это и наполнение бюджета, и стабилизационный фонд, в конце концов, наша с вами жизнь, которая зависит от наполнения бюджета. Это тоже экспорт. И все, что мы сейчас имеем хорошего, мы имеем за счет чрезвычайно высоких цен на нефть. Если бы в период Бориса Николаевича Ельцина была бы такая цена на нефть, может быть, у нас и другая страна бы была. Просто повезло нынешнему правительству, что такая международная обстановка на нефтяном рынке, чрезвычайно выгодная. Поэтому правительству выгодно иметь очень высокий экспорт, а как только появляется отток нефти на внешний рынок, естественно, на внутреннем рынке цены тоже растут. И найти компромисс, задача правительства, что они пытаются сделать, может быть, не очень успешно, так я аккуратно скажу, пытаются найти некий компромисс, устанавливая экспортные пошлины. Они не запретительные, но, тем не менее, с 1 июня экспортные пошлины будут 130 долларов за тонну, это очень высокая цена, сейчас 102 долларов, это максимально, то, что было за последнее время, будет 130. Но, к сожалению, нефтяники, зная, что в июне будет такая очень высокая экспортная пошлина, в мае все, что можно выгнать, выгоняется. И несмотря на то, что нет объективных причин, цена на нефть растет.

О. БЫЧКОВА - Но это не называется объективная причина уже, это та самая как раз необъективная, да?

Е. АРКУША - Что такое объективная причина, объективное - это то, что не зависит от нас с вами.

О. БЫЧКОВА - Понятно. Никита Дончев из Москвы задает серьезный вопрос, которому, конечно, надо посвящать отдельный разговор, но все-таки ответьте сейчас, если можно, кто и на каких стадиях производства, от скважины до бензобака, контролирует качество и стоимость топливной смеси? И как, кстати говоря, это связано с ценой?

Е. АРКУША - Вопрос качества топлива, наверное, на всех стадиях производства, переработки неактуально, актуально это в конечном звене, качество топлива, то, что льется, действительно, в бензобаке автомобилей, потому что там вся цепочка выдерживается. И все нарушения, которые есть, они именно между заводом и АЗС. Вопрос качества очень серьезный. Он требует вообще отдельного разговора, потому что, к сожалению, страдает, так скажем, качество. И особенно это проявляется в такие кризисные ситуации, это резкое падение качества было после дефолта в 98 г., когда доллар вырос в три раза, а цена осталась, надо было покупать дешевое топливо, дешевое - это суррогатное топливо. И на рынке появились достаточно большие объемы суррогатного топлива. И сейчас это продолжается. Сейчас, когда рост оптовых цен существенно превысил рост розничных цен, если оптовые цены выросли на 40%, а розницы всего на 4-5%, это значит, что появляется предложение дешевого топлива. Дешевое топливо - это суррогатное топливо, произведенное в кустарных условиях, без уплаты акцизов, без соблюдения технологии. И конечно, сейчас в этот момент качество страдает, качество падает.

О. БЫЧКОВА - Спасибо вам, к сожалению, время наше в эфире завершилось. Евгений Аркуша, вице-президент российского топливного союза, отвечал на наши с вами вопросы о бензине.

Е. АРКУША - Спасибо.


http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/36067.phtml

27.04.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован