Эксклюзив
22 сентября 2014
2533

Елена Пономарёва: О сходстве политических процессов на Балканах и Украине, особенностях украинского кризиса и решительной позиции России по Крыму

Егор: Сейчас политики, политологи и журналисты часто проводят параллели между ситуациями на Украине и в Югославии, а ситуацию с референдумом в Крыму сравнивают с отделением Косово. С вашей точки зрения как специалиста по Балканам, оправданы ли такие аналогии? В чём заключаются сходства и различия ситуаций с правовой и политической точек зрения? Рассматриваете ли Вы нынешнюю ситуацию на Украине в рамках теории "цветных революций" или же это некое принципиально новое явление?

Елена Георгиевна: Вы подняли очень важные вопросы. Ответы на них заслуживают долгого разговора, но постараюсь ответить предельно емко. События, развивающиеся на Украине, как в 2003-2004 гг., так и в настоящий момент, действительно имеют много общего с тем, что происходило на Балканах, а именно на пространстве социалистической Югославии в конце ХХ века и в Сербии, начиная с 2000 года. Балканы - это геополитическое зеркало, глядя в которое можно увидеть, было бы желание, угрозы и вызовы, ожидающие нашу страну. Однако, к великому сожалению, выводы из балканского опыта были сделаны, когда беда подошла совсем близко - к самым границам российского геополитического пространства. Так в чем же заключаются аналогии югославского и украинского кризисов?

Дело в том, что разрушение Югославии, как социалистической, так и Союзной республики, в которую входила Сербия и Черногория, проходило при непосредственном участии и прямой заинтересованности внешних игроков, прежде всего, США и НАТО. Причем одним участникам конфликтов - хорватам, боснийским мусульманам, косовским албанцам - прощались любые жестокости и зверства. Другие же - это сербы - были объявлены главными виновниками кровопролитных межнациональных войн. Хотя сегодня доподлинно известно, что в ходе балканского кризиса имел место геноцид именно сербов, но об этом на Западе уже никто не вспоминает. Достаточно прочитать книгу бывшего Генерального прокурора Карлы дель Понте "Охота. Я и военные преступники", чтобы понять как на практике реализовывались двойные стандарты, как Запад поощрял уничтожение сербов. Даже создание Гаагского трибунала преследовало исключи-тельно политическую цель - подтвердить виновность только одного народа во всех войнах последнего балканского кризиса. В основе этого лежало несколько причин. Первая - оп-равдать агрессию НАТО против Югославии в 1999 г., придать ее действиям законность. Вторая - переписать историю распада Югославии, изменить характер военных столкнове-ний, переложив ответственность за все преступления, происходившие на Балканах с начала 1990-х годов, на один народ - сербов. Именно поэтому так велика цифра осужденных сербов. Третья и, с моей точки зрения, самая главная причина лежит в унижении, психологическом сломе самих сербов, как самых близких союзников России, как балканских русских.

Балканский кризис доказал еще одну важную вещь, которая повторилась на Украине: политика соглашательства приносит лишь временную отсрочку, надежды достичь устойчивого компромисса с Западом путем соглашений и половинчатых мер тщетны. С. Милошевич и его окружение с 1991 г. постепенно сдавали сербские территории в Хорватии, Боснии, Косово, думая, что Запад остановится на этом.

Политика лавирования и компромисса закончилась для Милошевича трагически - он умер (я полагаю - был убит) в Гаагской тюрьме. Но его выдаче Трибуналу предшествовала "революционная" смена власти - 5 октября 2000 г. в ходе президентских выборов был осуществлен "мягкий переворот". Впоследствии способы и методы захвата власти, примененные в Белграде, стали широко известны как технологии "цветных революций". Причем уже тогда Милошевич понимал, что "революционная" смена власти в Белграде является способом разрушения сербской государственности. В своем последнем обращении к гражданам страны он отметил, что Запад борется не с ним как с человеком, а, устраняя его, уничтожает югославское государство.

Действительно, когда в ходе "мягкого" переворота к власти пришел демократический лидер В. Коштуница, процесс балканизации - развала жизнеспособного государства - вступил в завершающую фазу. В 2006 г. от Югославии отделилась Черногория. Причем итоги референдума были грубо сфальсифицированы. В 2008 г. косовские албанцы при поддержке западных стран и на штыках натовских войск провозгласили независимость. В настоящее время все активнее поднимается вопрос об отделении Воеводины. Таким образом, уничтожение Сербии продолжается.

Параллельно с этим идет процесс расширения НАТО. Сегодня во всех странах бывшей Югославии власть в руках ангажированных Западом людей. В результате Словения и Хорватия уже являются членами альянса. На очереди Черногория, Македония, Косово. Нынешнее сербское руководство, напрямую связанное с западными структурами, уже готово рассмотреть вопрос о вступлении в альянс. Сдерживает официальный Белград лишь то, что подавляющее большинство сербов против этого. Расширение НАТО привело к тому, что против нашей страны создан уже сейчас, фактически единый фронт. Дело осталось за малым - оторвать от России Украину и Беларусь.

Технологии применяются такие же как на Балканах. На волне народного возмущения происходит отстранение от власти неугодного правителя - В. Януковича. К власти приходят те, кого в течение нескольких лет растил и финансировал Запад. Теперь они должны отработать свои посты, что яценюки и турчиновы старательно делают. Но это лишь одна плоскость сходств. Украина, как и большинство пост-югославских республик, многонациональное государство. Наличие русского и русскоязычного населения, а также довольно большого сегмента автохтонного населения Крыма - татар, дает возможность интернационализации межнациональных конфликтов, в процессе которых может произойти переформатирование всего украинского пространства, но при определенных условиях торга между геополитическими гигантами. Применительно к Украине - это ЕС, Россия и США.

Однако при всех имеющихся с югославским кризисов сходств случай Украины имеет свою специфику. Она заключается, во-первых, в силовом захвате власти. До 2014 г. все "цветные революции" проходили под лозунгами ненасильственного сопротивления. Во-вторых, специфика украинского переворота заключается в выходе на политическую сцену не просто радикалов-националистов. Это было и на Балканах. На Украине мы наблюдаем - впервые после Второй мировой войны - процесс институционализации и легализации структур с неонацистской идеологией, процесс превращения антирусской риторики в политическую доктрину новой власти в Киеве. Таким образом, с одной стороны, балканский опыт надо тщательно изучать - мы не должны, не имеем права повторить судьбу Сербии. С другой - мы оказались перед лицом новой опасности, с которой приходится бороться не только дипломатическими методами.

Егор: На Ваш взгляд, какими причина руководствовалась Россия, настолько решительно выступив в ситуации с Крымом и не побоявшись пойти на серьёзное обострение отношения Западом?

Е.Г.: Ситуация, сложившаяся на Украине и во многом подготовленная западными стратегами и политтехнологами - сегодня уже доподлинно известно, как Запад не просто финансировал разного рода НПО, но и готовил боевиков "евромайдана" - поставила русское и русскоязычное население не только Крыма, но востока и юго-востока Украины перед серьезным выбором. Причем это был не только выбор цивилизационный и метафизический, но, буквально, как это ни патетично звучит, выбор между миром и войной, между жизнью и смертью. Одновременно это стало и выбором для России. Как написала О.В. Гаман-Голутвина в недавней своей статье в НГ, наша страна процессом воссоединения Крыма и Севастополя доказала, что период диктата и восприятия западными России как прислуги, "которую в случае необходимости колокольчиком вызывают в барскую гостиную...>>, безвозвратно ушел в прошлое. Защищая жителей Крыма и Севастополя от бандеровкой власти, мы на самом деле защищаем и себя - историческую и настоящую Россию.

Здесь уместно вспомнить и слова В.В. Путина. Выступая с Обращением 18 марта 2014 г., Президент отметил, что "в ситуации вокруг Украины как в зеркале отразилось то, что происходит сейчас, да и происходило на протяжении последних десятилетий, в мире. Наши западные партнеры во главе с США предпочитают в своей практической политике руководствоваться не международным правом, а правом сильного. Они уверовали в свою избранность и исключительность, в то, что им позволено решать судьбы мира, что правы могут быть всегда только они. Они действуют так, как им заблагорассудится: то тут, то там применяют силу против суверенных государств".

Однако все имеет свои пределы - в случае с Украиной Запад перешел черту, красную линию, как любят говорить сами наши западные коллеги. И ЕС, и США прекрасно понимали, что у нашей страны не только геополитические интересы на Украине, но и что там живут миллионы русских людей. Однако именно в результате их безответственных действий Украина погрузилась в пучину хаоса, выход из которого пока не определен. Россия же, как сказал наш Президент, "оказалась на рубеже, от которого не могла уже отступить. Если до упора сжимать пружину, она когда-нибудь с силой разожмется". События в Крыму разжали "пружину" однополярности.

В то же время надо особо подчеркнуть, что в отличие от наших визави, позиция Россия безупречна с точки зрения международного права. Во-первых, решение о воссоединении Крыма и Севастополя было принято на референдуме 16 марта 2014 г. подавляющим большинством жителей региона. "За воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации" высказались 96,77 % населения автономии, в Севастополе эта цифра составила 95,6 %. Во-вторых, это решение было принято при невероятно высокой явке, побившей все мыслимые рекорды в истории демократических выборов - 83,1 % избирателей. В-третьих, это прозрачность и демократичность самой процедуры голосования. Независимые международных наблюдатели из 23 стран отметили высочайший уровень организации, отсутствие каких-либо нарушений, полное соблюдение всех принципов и норм международного права.

В-четвертых, 17 марта на основании Декларации о независимости и результатов референдума была провозглашена Республика Крым как независимое и суверенное государство, с городом Севастополем, имеющим особый статус. В тот же день Президент России подписал указ о признании Республики Крым в качестве независимого и суверенного государства, и был подписан международный договор о принятии Крыма и Севастополя в состав России. Лишь затем Президент России внес на рассмотрение в Федеральное собрание Конституционный закон о принятии в состав России двух новых субъектов Федерации: Республики Крым и города Севастополь. 20 марта 2014 г. Государственная Дума на внеочередном заседании приняла этот закон в первом чтении. 21 марта - Совет Федерации одобрил федеральный конституционный закон "О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя".

Но самое главное. Все эти действия основаны на фундаментальных принципах международного права, зафиксированных в Уставе ООН (Ст. 1), а также в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, в Международном пакте о гражданских и политических правах. Напомню, что в названных пактах закреплено, что "Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие".

Противникам самовыражения народов Крыма следует знать содержание еще одного документа. В Декларации о принципах международного права, принятой 24 октября 1970 г., говорится: "все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава". Но самое главное заключается в следующем положении Декларации: способами осуществления права на самоопределение могут быть "создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса (курсив - Е.П.)". Таким образом, нет и не может быть никаких оснований непризнания волеизъявления крымчан. Не говоря уже о совершенно исключительных исторических факторах, определяющих особое положение Крыма и Севастополя.

Кроме того, наша страна не предприняла никаких силовых действий, повлекших разрушения и жертвы среди мирного населения, как это имело место во время "гуманитарного вмешательства" НАТО в Югославии или Ливии. Можно вспомнить и массу других примеров, на фоне которых ситуация в Крыму и Севастополе особенно неприятна нашим натовским партнерам - ведь там, где появляется Альянс, наступает гуманитарная катастрофа: жертвы, разрушения, беженцы, хаос.

Таким образом, подводя итог вышесказанному и еще раз отвечая на Ваш вопрос, подчеркну, что никакое возможное - реальное и гипотетическое - обострение отношений России с Западом не могло повлиять на наше решение. Прямой аналогией для меня являются известные слова политрука В.Г. Клочкова, сказанные 16 ноября 1941 г. у разъезда Дубосеково Волоколамского р-на - "Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва!". Сегодня Крым стал для нас символическим разъездом Дубосеково. Отступать некуда.


Пономарёва Елена Георгиевна - д.полит.н., доцент кафедры сравнительной политологии МГИМО (у) МИД России, один из ведущих специалистов по новейшей истории Балкан и политическим процессам в современной России.


Интервью подготовил Егор Дементьев

http://kratospolit.ru/expert-opinion/538-e-g-ponomarjova-o-skhodstve-politicheskikh-protsessov-na-balkanakh-i-ukraine-osobennostyakh-ukrainskogo-krizisa-i-reshitelnoj-pozitsii-rossii-po-krymu.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован