10 ноября 1996
3794

Честный бизнес нуждается в государственной защите

Вряд ли кто-нибудь станет отрицать, что российские экономика и общество за пореформенные годы изменились кардинальным образом. Однако отечественные "органы" во многом остались теми же, что и при советской власти.

УЧАСТНИКИ

Сергей БОСХОЛОВ, заместитель председателя Комитета по безопасности Государственной думы России

Владимир БЫЧКОВ, заместитель начальника управления Главного управления внутренних дел г. Москвы

Николай КРАЮШЕНКО, президент охранного объединения "Баярд"

Александр КРЫЛОВ, заместитель директора Службы безопасности "Амулет" Ассоциации российских банков

Борис МАРТАЗИН, заместитель начальника управления ли-цензионно-разреши-тельной работы Главного управления обеспечения общественного порядка МВД России

Аркадий МУРАШЕВ, депутат Государственной думы России

Владимир НИКОЛАЕВ, генеральный директор гильдии "У.1.Р." (виноторговцев и поставщиков престижных русских водок)

Сергей СТЕПНОВ, президент охранно-сыскной ассоциации "Лаинс"

Игорь ФИЛОНЕНКО, исполнительный директор международного форума "Технологии безопасности"


Вряд ли кто-нибудь станет отрицать, что российские экономика и общество за пореформенные годы изменились кардинальным образом. Однако отечественные "органы" во многом остались теми же, что и при советской власти. Это несоответствие системы общественной безопасности новым реалиям является одной из причин экономических трудностей страны. Такая точка зрения высказывалась участниками "круглого стола" "ДЛ", посвященного проблемам безопасности российского бизнеса.

МИЛИЦИЯ ОБСЛУЖИВАЕТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ "С ЧЕРНОГО ХОДА"

С начала преобразования России в рыночную, демократическую страну прошло без малого семь лет. Но изменилось ли что-нибудь в подходе правоохранительных органов к защите предпринимательских структур?

Владимир НИКОЛАЕВ: По большому счету все осталось таким же, как и в "коо-ператорские" времена. Нельзя сказать, что не произошло никаких перемен к лучшему. Более эффективной и приспособленной для предпринимательских целей стала судебная система, в частности арбитражные суды. Гораздо проще стало разговаривать с милицией. Но на неформальном уровне, на уровне неофициальных контактов взаимопонимания с правоохранительными органами достичь удается, а вот на официальном возникают определенные проблемы.

Александр КРЫЛОВ: Дело, видимо, в том, что милиция нацелена не на заботу о защите честного человека, а на поиск преступника. Так же, как и многие годы назад, органы внутренних дел у нас руководствуются принципом "Преступник должен сидеть в тюрьме", а не принципом "Честный гражданин должен быть огражден от преступных посягательств". Так было, когда я работал в милиции. Так осталось и сейчас - на уровне структуры, системы работы МВД.

Владимир НИКОЛАЕВ: И защищает МВД по-прежнему государство, а не граждан. Так же, как и десять, двадцать лет назад. Даром, что статьи о наказании за спекуляцию и куплю-продажу валюты убрали из УК. Все остальные нормы уголовного, административного права, указы, постановления и приказы, регламентирующие деятельность милиции и ФСБ, остались теми же, что и десять, двадцать лет назад.

Игорь ФИЛОНЕНКО: Ситуация, пожалуй, даже ухудшилась по сравнению со временами борьбы со спекулянтами и цеховиками. В предпринимателях милиционеры и работники ФСБ видят не источник благосостояния страны, а подельщиков преступных группировок, помогающих им "отмывать" деньги. То есть потенциально криминальный элемент. У нашей милиции в отношении бизнесменов все поставлено с ног на голову по сравнению с тем, что должно быть в стране, в которой бизнес - основа жизнедеятельности государства. Милицию нужно кардинальным образом реформировать. Под руководством над-ведомственных структур, типа Совета безопасности.

"ДЛ": А что думают по этому поводу представители службы обеспечения общественного порядка МВД?

Борис МАРТАЗИН: Вы знаете, у нас все реформировалось - КГБ, армия. Только милицию, слава Богу,не тронули. Это единственная сегодня эффективно действующая силовая структура. Что касается защиты бизнеса, то это не вопрос нашей службы. Вам надо справляться о "наездах" на бизнесменов в подразделениях по организованной преступности и по борьбе с экономическими преступлениями.

"ДЛ": Разве обеспечение безопасности бизнесменов - не элемент охраны общественного порядка?

Борис МАРТАЗИН: Это не задача нашей службы. Мы обеспечиваем порядок на улицах, в общественных местах во время проведения массовых мероприятий. Все остальное - не наше дело. Существуют частные охранные структуры, контроль за деятельностью которых осуществляет наша служба. Они решают задачи профилактики правонарушений.

Игорь ФИЛОНЕНКО: Вот видите. Защита собственности граждан, оказывается, не является элементом обеспечения общественного порядка. Это утверждение г-на Мартазина еще раз доказывает, что длямилициине существует проблемы безопасности бизнеса. Есть задача предупреждения и раскрытия преступлений в экономической сфере, которую решают подразделения уголовного розыска, по борьбе с экономическими преступлениями и по борьбе с организованной преступностью. Но эти службы вмешиваются в ситуацию по отклонениям, то есть тогда, когда имеются признаки преступления. Профилактической функции в сфере бизнеса милиция не выполняет. И если крупный бизнес в состоянии решить проблему предупреждения правонарушений посредством создания частных служб безопасности, то мелкому и среднему это часто не по карману.

Борис МАРТАЗИН: Но, извините, милиция и должна защищать государственные интересы. Неужели рядовые налогоплательщики отчисляют деньги государству для того, чтобы на эти деньги государство обеспечивало безопасность банка, который сам в состоянии себя защитить?!

Игорь ФИЛОНЕНКО: Безусловно, есть частные интересы, которые гражданин или компания должны защищать собственными силами. Но есть интересы граждан и компаний, непосредственным образом влияющие на благосостояние общества и государства. Вот эти-то интересы должны охраняться в том числе и милицией.

Аркадий МУРАШЕВ: При этом органы внутренних дел на уровне конкретных работников активно сотрудничают с коммерческими структурами. Это сотрудничество нередко коррупционное.

Владимир БЫЧКОВ: Но вы же сами в вашу бытность начальником ГУВД Москвы в 1991-1992 годах разрешили коммерцию в милиции. Позволили районным УВД и местным отделениям заключать договоры с фирмами, а милиционерам подвизаться у "частников" в свободное от основной работы время. С вас и началась коммерциализация в столичной милиции.

Аркадий МУРАШЕВ: Я пытался вывести сотрудничество работников органов внутренних дел с коммерческими структурами из "тени" в "свет". Мы не могли тогда ничего противопоставить потребности предпринимателей, среди которых были и нечистые на руку, в нахождении взаимопонимания с нашей небогатой милицией, кроме как легализовать их сотрудничество в определенных рамках. Это, разумеется, не единственный путь. Нужно более жестко работать с личным составом. И сегодняшние службы собственной безопасности, наверное, позволяют это делать более эффективно. Но все равно контроль за сотрудниками не решает проблемы.

Игорь ФИЛОНЕНКО: Я уверен, что ваше, г-н Мурашов, решение позволить милиции заниматься коммерческой деятельностью было продиктовано самыми благими намерениями. Но во многом именно благодаря ему создалась ситуация, когда, образно выражаясь, парадный вход в МВД для деловых людей по-прежнему наглухо закрыт, а двери черного хода распахнуты настежь. То есть вместо нормальной полиции мы получили гибрид советской милиции и большой коммерческой фирмы с монополистическими замашками...

Александр КРЫЛОВ: ...которая берет с граждан деньги за то, что обязана делать бесплатно, поскольку существует на средства налогоплательщиков.

Игорь ФИЛОНЕНКО: Сложилась парадоксальная ситуация - получить защиту от государства сегодня по большому счету можно только за звонкую монету.

"ДЛ": Но в прошлом году МВД и Ассоциация российских банков заключили договор о сотрудн и честве. Не является ли он первым опытом цивилизованного -"с парадного входа" -взаимодействия между бизнесом и милицией?

Александр КРЫЛОВ: Согласно договору мы должны информационно взаимодействовать с МВД. Вот как складывается это взаимодействие на практике. Я хочу подключить к нашей информационной системе, функционирующей под эгидой АРБ, милицейские банки криминальной информации. Прихожу я к соответствующим начальникам и говорю - давайте, мол, обменяемся информацией. Они мне не отказывают - есть же договор. Но прозрачно так намекают, что получу я интересующие меня данные только за определенную плату. Однако на информацию, полученную неформальным образом, я не могу официально ссылаться, а стало быть, не могу продать заказчику. А официально предоставить мне данные отказываются, несмотря на то, что милиция заинтересована в тех сведениях, которые накоплены у нас за несколько лет работы по обеспечению безопасности банков.

Аркадий МУРАШЕВ: Некоторые выступавшие ранее господа объявили меня виновником коммерциализации милиции. Однако я лишь стремился в краткосрочной перспективе развернуть столичных стражей порядка лицом к гражданам и бизнесу. Чтобы хоть как-то решить проблему отчужденности милиции и юстиции от граждан. Большинство проблем, которые беспокоили нас в 1991-1992 годах, на сегодня так или иначе решены. Но за проблему приведения нашей правоохранительной системы в соответствие с новыми социально-экономическими реалиями так всерьез никто и не брался. Нерешенность этой задачи тяжким бременем ложится на нашу экономику. Дело в том, что не были обеспечены ранее и не обеспечены сегодня гарантии осуществления сделок - как на уровне законодательства, так и практических шагов органов юстиции. Эти гарантии взялись осуществлять криминальные структуры. И делали это куда более эффективно, чем структуры официального правосудия. Постепенно с ними стали конкурировать структуры МВД. Здесь говорилось о том, что милиция активно занимается бизнесом на неформальном уровне. Самым ярким свидетельством подобного рода являются милицейские "крыши". Например, московский РУОП - одна из самых мощных и влиятельных "крыш" в столичном регионе. Это управление не церемонится со своими противниками, работает весьма неформально. К сожалению, и по сей день "крыши" - наиболее эффективный механизм обеспечения исполнения сделок, особенно в сфере торговли. В меньшей степени это касается банковской и инвестиционной сферы, рынка недвижимости.

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ - "ЧЕРНАЯ ДЫРА" ДЛЯ БЮДЖЕТА

Сергей БОСХОЛОВ: О чем можно говорить, если по всем законодательным актам, принятым в последнее время для совершенствования нашей правоохранительной системы, не обеспечено финансирование. Совет Федерации под давлением правительства отказался профинансировать принятый недавно закон о государственной защите судей. Такая же ситуация с законом о защите свидетелей. Кабинет министров печется о бюджете, но подрывает экономику, толкает предприятия в пропасть криминализации, сотрудничества с бандитскими структурами. Потому что только не испытывающая материальных сложностей официальная юстиция способна составить конкуренцию в решении проблем предпринимателей юстиции неофициальной, криминальной. И может эффективно противостоять преступности. Как в нашем правительстве этого не понимают!

"ДЛ": Но ведь правоохрана - одна из основных статей расходов федерального бюджета. Неужели этих денег недостаточно?

Борис МАРТАЗИН: Конечно, недостаточно! Сравните зарплаты милиционеров с зарплатами тех же работников частных структур безопасности. Да еще учтите, что многие подразделения по три месяца ее, эту зарплату, не получают.

Владимир БЫЧКОВ: В московской милиции оклады 200-300 тысяч - без надбавок за звание и пенсионных. То есть эти деньги - зарплата начинающего сотрудника ГУВД.

Сергей СТЕПНОВ: Как следствие, в милиции оказываются те, кто не может себя прокормить по-другому. Причем, самая главная причина ахового положения с кадрами - это задержки зарплаты. Я в свое время работал в угрозыске сутки напролет за 93 рубля. Поскольку знал, что делаю нужное дело. Когда же правительство не платит зарплату, оно показывает свое пренебрежение к труду работников милиции. Ни о каком энтузиазме, заинтересованном отношении к работе после этого говорить не приходится.

"ДЛ": Только ли в деньгах дело?

Сергей СТЕПНОВ: Нет, еще в хреновых хозяйственниках в правительстве,которые гробят милицию и подрывают тем самым экономику.

Игорь ФИЛОНЕНКО: Мне кажется, что финансовая недостаточность - это только один из факторов, приводящих к не самым блестящим результатам работы нашей милиции. Другой - неэффективность использования этих средств. Пока вот эта проблема не решится, в отношении финансирования МВД мы будем наблюдать эффект бездонной бочки. Руководители столичной милиции постоянно жалуются, что у них не хватает сотрудников. Недавно обозреватель "Общей газеты" подсчитал, что если собрать всех сотрудников органов внутренних дел, работающих в Москве, то получится, что в Первопрестольной один страж порядка приходится примерно на 200 жителей, в то время как в других столицах мира - один полицейский на 400-500 жителей.

Аркадий МУРАШЕВ: Да, это верное соотношение. Однако численное преимущество работников МВД по отношению к преступникам и правонарушителям не может быть использовано из-за того, что структура органов внутренних дел чрезвычайно нерациональна.

В ОРГАНИЗАЦИИ СЛУЖБ БЕЗОПАСНОСТИ МЫ ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ

Игорь ФИЛОНЕНКО: А поскольку милиция неэффективна, деловым людям приходится уповать на частные структуры безопасности. Однако и это не спасает положения, поскольку негосударственные охранные предприятия и СБ фирм весьма ограничены в своих возможностях.

Николай КРАЮШЕНКО: Действительно, частные структуры безопасности поставлены в такие условия, что им очень трудно решать свои задачи. Мы крайне стеснены в отношении оружия. Мы не имеем возможности использовать мониторинговые системы охраны, которые позволили бы нам защищать объекты меньшим количеством вооруженных людей и, соответственно, уменьшить затраты. У нас нет специальных радиочастот, необходимых для ведения оперативных переговоров и передачи сигналов тревоги от технических систем охраны. Мы не можем по закону использовать оружие при осуществлении личной охраны.

Аркадий МУРАШЕВ: Все эти ограничения легко обходятся.

Николай КРАЮШЕНКО: Обходятся в копеечку. Конечно, выход из положения обычно есть. Скажем, для применения оружия при обеспечении личной безопасности бизнесмена заключаем договор на охрану золотой цепочки у него на шее. Некоторые фирмы неформально договариваются с государственными организациями об использовании радиочастот. Но это все не решение проблемы - подобные лазейки могут быть ликвидированы в любой момент.

Аркадий МУРАШЕВ: Затраты в связи с названными вами сложностями, конечно, повышаются, но больших проблем в функционировании частной охраны я не вижу.

Николай КРАЮШЕНКО: Не могу с вами согласиться. Уже не первый год сохраняется ситуация, когда над частной охраной в нашей стране висит дамоклов меч. Когда началась чеченская война, нас заставили за плату вывести наши оружейные комнаты на пульты вневедомственной охраны - милицейской структуры, оказывающей охранные услуги частным лицам за деньги, стало быть нашего конкурента на рынке. Теперь при каждом открытии и закрытии оружейной комнаты мы обязаны звонить в отделение этой охраны и информировать его. Для того, чтобы подорвать частные структуры безопасности, осталось сделать всего один шаг - заставить нас брать оружие с письменного разрешения вневедомственной охраны.

"ДЛ": Кому мешает частная охрана?

Николай КРАЮШЕНКО: Конкурентам из МВД.

Александр КРЫЛОВ: Мне кажется, дело тут сложнее. Видимо, главная причина того, что статус частной охраны у нас постоянно находится под вопросом - у нас не все в порядке "наверху". Я постоянно общаюсь с работниками МВД и ГУВД и глубоко уверен, что с ними мы любую спорную статью закона о частной детективной и охранной деятельности или закона об оружии очень быстро доведем до взаимоприемлемого варианта. Мы договоримся по всем формулировкам приказов и постановлений. Но есть люди в высших сферах, которые периодически разыгрывают частную охрану как козырь в партиях за карточным столом большой политики.

"ДЛ": Политические деятели, видимо, чувствуют угрозу, исходящую от наших мощных частных структур безопасности.

Владимир БЫЧКОВ: И обоснованно. Известны случаи, когда под "крышей" частного охранного, сыскного предприятия или службы безопасности совершались преступления.

Николай КРАЮШЕНКО: Были буквально единичные факты незаконного применения оружия частными охранниками. Статистика правонарушений негосударственных структур безопасности ни в какое сравнение не идет с данными об аналогичных правонарушениях со стороны работников МВД.

Александр КРЫЛОВ: СБ у нас мощные не от хорошей жизни. А оттого что милиция не обеспечивает надлежащей защиты и криминальная обстановка в стране критическая. В германских, например, банках есть подразделения, которые выполняют охранно-режимные функции. Но ничего вроде наших СБ, сравнимых по "ассортименту" задач разве что с КГБ, - разведка, контрразведка, внутренняя безопасность, информационное обеспечение, защита как от преступных группировок, так и от неправомерных действий со стороны государственных органов и т.д. - там нет.

Сергей СТЕПНОВ: Международная ассоциация профессионалов безопасности, в которой состоит моя компания, присылала ко мне несколько своих старших офицеров для стажировки.

"ДЛ": Почему же западные банкиры и коммерсанты столь беспечны в вопросах безопасности?

Сергей СТЕПНОВ: Вы понимаете, это глубоко мирные страны, в которых совсем другие проблемы. Там и полиция действует в гораздо более спокойных условиях.

Александр КРЫЛОВ: Думаю, наша "братва" им быстро докажет, что службы безопасности создавать нужно.

Николай КРАЮШЕНКО: Я не совсем согласен с тем пафосом радости от национальной исключительности в данной области, который проглядывал в выступлениях предыдущих ораторов. Не радоваться надо, а печалиться по поводу того беспредела, который творится у нас в стране.

"ДЛ": Когда же, по вашим прогнозам, господа, кончится этот беспредел?

Александр КРЫЛОВ: Когда завершится передел собственности в нашей стране. И когда удастся вытеснить бандитов в сферу преступных промыслов: торговля оружием, наркотиками, сутенерство и т.п. Сегодня же бандиты стремятся участвовать в дележе общественного пирога. Кстати, в борьбе с бандитами, при съеме криминальных "крыш" мы все чаще действуем рука об руку с МВД. Все больше энтузиастов в милицейских погонах, в том числе на руководящих постах в милиции.

Сергей СТЕПНОВ: Но пока мне кажется, что еще и нашим внукам работы хватит.

БЕРЕЖЕТ ТОЛЬКО СВОЯ МИЛИЦИЯ

"ДЛ": Однако службы безопасности -службами безопасности, но как решать проблему защиты мелкому и среднему бизнесу

Владимир НИКОЛАЕВ: Создавать ассоциации, с помощью которых объединять свои усилия, в том числе и в области обеспечения безопасности. Например, наша ассоциация ликерово-дочников организует прикрытие путей перевозки продукции, помогает своим членам общаться с представителями государственных, в том числе правоохранительных, органов. Нас не так-то просто "кинуть". Безопасность в моем понимании определяется прежде всего стабильностью прибыли. Эта стабильность обеспечивается неизменными правилами игры, определяющимися как федеральными структурами, так и местными властями. Кроме того, для меня очень большое значение имеет борьба с подделками алкогольных напитков, которая сегодня практически не ведется государственными органами. Ну и, конечно, значение непосредственной защиты от преступных посягательств и от мошенников трудно переоценить. Она станет эффективной, думаю, только после того, как милиция у нас будет получать деньги из местного бюджета. Если при этом правительство отдаст на места подавляющее число налогов. Федеральным властям граждане по большому счету сейчас неинтересны. Правительство торгует нефтью, золотом, водкой, и за счет этого существует. А вот местная власть, если она будет заинтересована в нас как в налогоплательщиках, и если милиция будет подчинена ей, обеспечит нам надлежащую защиту.

Аркадий МУРАШЕВ: Кстати, мировой опыт свидетельствует, что эффективную безопасность граждан и частной собственности обеспечивает только полиция, подчиненная местным властям, как в США, Германии, Великобритании, Японии. И отношение к ней жителей весьма теплое, и профессия полицейского почетна и высокооплачиваема. В федеральном подчинении в этих странах находится лишь небольшая часть криминальной полиции и, говоря по-нашему, органы госбезопасности. А вот во Франции, где со времен Наполеона сохранилась централизованная полиция, те же проблемы, что и у нас.

Сергей БОСХОЛОВ: Но ваша, г-н Мурашев, критика российской системы органов внутренних дел уже во многом неактуальна. Финансирование российской милиции общественной безопасности - то есть участковых, патрульно-постовых, лицензионно-разрешитель-ных подразделений, ГАИ -отдано на места.

Аркадий МУРАШЕВ: С этим местным финансированием не все пока ясно.

Сергей БОСХОЛОВ: Но тем не менее принципиальное решение уже принято.

"ДЛ": Значит, дело теперь за тем, чтобы "спустить" на места налоги.

Posted by end on 15-11-2000

Круглый стол ДЛ // "Деловые Люди". - No71, ноябрь 1996 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован