Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
13 марта 2017
2654

Адвокаты Алексей и Федор Куприяновы: Методика работы защитника по уголовным делам о ДТП

Main kupri

Работа адвоката по уголовному делу о дорожно-транспортном проис­шествии имеет свои особенности. Практика показывает, что к адвокату зача­стую обращаются только под конец след­ствия или в момент, когда основные доказа­тельства по делу обвинением уже собраны. И такое опоздание с началом работы серьез­но осложняет задачу защитника переломить ход расследования.

Неотложные действия защитника

Прибыть на место ДТП вместе с сотрудниками ДПС для защитника — большая удача. В этом случае первое, что надо сделать защитнику по прибытии, — видео- и фотофиксация места происшествия и желательно всех действий сотрудников ДПС. По возможности этот процесс следует поручить стажеру адвоката, его помощнику или любому другому доверенному лицу со стороны клиента (другу, отцу, брату, свату).

Нужно дать поручение снимать все происходящее на свои телефоны или другие носители. Но основные моменты адвокат должен зафиксировать сам, чтобы потом не пришлось винить добровольных помощников, у которых что-то не вышло.

Пока помощник снимает действия полицейских, адвокат должен сосредоточиться на самостоятельном осмотре места происшествия, составляя свою собственную схему ДТП, иногда параллельно с должностными лицами ГИБДД. Если сотрудники полиции идут на сотрудничество, можно производить замеры и составлять схему вместе с ними, если не идут — делать это независимо от них. По итогам работы необходимо запи­сать все расхождения в двух схемах ДТП в заме­чаниях к протоколу осмотра места происшествия.

Вопрос о подписании схемы ДТП, если водитель и его адвокат с ней не согласны или считают умышленно ошибочной, — дискуссионный.

Основываясь на собственной практике, авторы рекомендуют подписывать протокол и схемы, указывая рядом с подписью о своем несогласии со схемой полиции и свои заме­чания к протоколу. Иначе сотрудники ДПС, если есть подозрения в их добросовестности, смогут позже подменить схему на еще более удобную обвинению для дискредитации под­защитного.

Если в ДТП есть раненые, то важно потребовать в медицинском учреждении, куда доставлены потерпевшие, их медицинского освидетельствования на алкогольное и наркотическое опьянение. Освидетельствование нужно требовать у должностных лиц ДПС, а если это затруднительно, то самостоятельно требовать у дежурного или главного врача.

Как получить данные о наличии алкоголя в крови

Если уже на месте ДТП возникли серьезные основания предполагать, что освидетельствование пострадавших даст положительный результат на алкоголь или наркотики, то для обеспечения освидетельствования нужно немедленно послать кого-либо вслед за машиной «Скорой помощи».

Простой рукописный адвокатский запрос с таким требованием на бланке адвокатского образования с адвокатской печатью, как правило, исполняется медицинскими работниками даже тогда, когда врачи приемного отделения официально отказываются его принять. Не берут - просто оставьте запрос на столе и уйдите.

Нужно учесть, что адвокату могут не выдать (и обычно не выдают!) результат анализов пострадавших по его запросу, ссылаясь на врачеб­ную тайну, но если исследования крови и мочи на наличие алкоголя или наркотиков по требованию адвоката проводятся, то данные об опьянении записываются в историю болезни и выдаются следователю.

В адвокатском запросе на производство анализов можно сослаться на приказы Минздрава России от 12.03.2003 № 399[1], от 11.03.2013 № 121н[2] и пись­мо Минздрава России от 23.07.2013 № 12-3/10/2-5338[3], а также Временную инструкцию о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения (утв. заместителем Министра здра­воохранения СССР 01.09.1988 № 06-14/33­14[4]), которая признана не действующей только в отношении самих водителей, а для потерпевших она действует (решение ВС РФ от 14.03.2012 № АКПИ12-1285). Как правило, ссылки на эти документы Минздрава России и решение Верховного Суда РФ эффективно действуют в любых медицинских учреждениях.

 

Если адвокат приступает к защите с опозданием

Как было отмечено выше, обычно к адвокату дело о ДТП попадает вовсе не в первый день. Через неделю, через месяц и позднее.

Хотя потенциальный обвиняемый зача­стую очевиден с момента ДТП, следователю по ряду причин удобно держать единственного подозреваемого как можно дольше в необоснованном статусе свидетеля.

Во-первых, свидетеля и его адвоката  можно не знакомить с постановлениями о назначении экспертизы и с ее результатами, а соответственно, никто не задаст следователю неудобных вопросов.

Во-вторых, не каждый свидетель знает, что он может (и должен!) явиться на допрос с адвокатом.

В-третьих, водитель-«свидетель», пребывая в расслабленном состоянии, как правило, не озабочен сбором оправдывающих его доказательств, и со временем такие доказательства либо утрачиваются, либо у защиты уже не остается времени на их выявление и получение. Защитник подозреваемо­го может ходатайствовать о следственном эксперименте, что сомнительно для свидетеля и явившегося с ним адвоката. Во всяком случае, необходимо требовать, чтобы подзащитный как очевидец принимал участие в любом следственном эксперименте, а его автомобиль – вещественное доказательство в нем использовался.

По делу П. следователи провели новый следственный эксперимент без очевидцев и привлечения вещественных доказательств, т.к. результаты трех предыдущих экспериментов, проведенных с участием очевидца и его автомобиля, с привлечением других свидетелей ДТП, следствие не устроило!

Особенно тенденциозно это выглядело ввиду того, что итоги одного из предыдущих экспериментов были признаны ошибочными вышестоящим начальником только потому, что статист, изображавший потерпевшего, оказался на 20 см. выше потерпевшего. При том, что результат такого «превышения», т.е. статист более заметный для водителя - был в пользу обвинительной версии самого следствия. Но зато результат этого эксперимента (с высоким статистом) не годился для обвинения водителя. Тогда следователь, не пригласив свидетелей,  взяв  вместо вещественного доказательства – европейского автомобиля участника ДТП посторонний автомобиль японской марки, у которого другие поля света фар, провел четвертый эксперимент. Заметим, провел в октябре вместо января практически при отсутствии идущего снега, с понятыми, использованными в качестве статистов (!) и другими несуразностями. Без фото и видео- фиксации. Понятно, что результаты нового эксперимента принципиально отличались от первых трех, проведенных в снежный период. И хотя все условия эксперимента, начиная с автомобиля и времени года, отличались от условий ДТП, именно эти завышенные данные были положены в основу обвинения.

«Был бы у свидетеля активный адвокат, - полагает известный московский адвокат Елена Куприянова, - такие нарушения уголовно-процессуального закона были бы вряд ли возможны».

К сожалению, водитель-«свидетель» по-настоящему начинает беспокоиться, только тогда следователем без участия защиты выполнены все экспертизы и ему объявили о предъявлении обвинения. Но в подобной ситуации в конце следствия ходатайства защиты о назначении повторных экспертиз обычно бесполез­ны. В них отказывают. Следствие закончено. И дело направляется в суд. К сожалению, некоторые коллеги даже ставят себе в заслугу долгий период псевдо-свидетельского статуса подзащитного води­теля, дескать: «Вот, какие мы молодцы!» — полгода не давали следователю «привлечь» подзащитного.

Поэтому, по нашему мнению, при первой же беседе с потенциальным обвиняемым важно убедить водителя, что для его же пользы надо потребовать у следователя особым ходатай­ством перевести подзащитного из статуса свидетеля в статус подозреваемого. Это позволит расширить процессуальные права адвоката, поскольку права у защитника принципиаль­но шире, чем у адвоката, который пришел на допрос со свидетелем. Бесспорно, для доверителя это психологически трудный выбор. Водителю не верится, что даже, если экспертизы покажут его непричастность, то ему-подозреваемому так не будет предъявлено обвинение, в каком бы статусе водитель к этому моменту не состоял. Кроме того, свидетель не ограничен в передвижении, а подозреваемый  может оказаться под «подпиской о невыезде и надлежащем поведении».

В вышеназванном ходатайстве следует указать, что хотя уголовное дело возбуждено «по факту», у следствия кроме подзащитного - водителя нет другого потенциального обвиняемого и предмет всех назначенных экспертиз — именно действия водителя, и именно его собирается изобличить следователь. Эта совокупность и образует состав «подозрения» в смысле п. 55 ч. 1 ст. 5 УПК РФ, при этом положения ст. 46 УПК РФ никак не препятствуют удовлетворению заявлен­ного ходатайства.

 

Выяснение обстоятельств ДТП у подзащитного

При уяснении дорожно-транспортной ситу­ации адвокату важно понять водительскую квалификацию доверителя, его знания и понимание «Правил дорожного движения РФ» (ПДД), его способность адекват­но оценить ситуацию дорожно-транспортного происшествия (ДТП). Не стоит чрезмерно доверятся описанию ДТП со слов его участника. Зачастую доверитель не сразу понимает, в чем состоит его вина (если она имеет место). Большинство, например, не знает, что при опасной ситуации единственные гарантированно правомерные действия водителя — тормозить до полной остановки, а любой маневр водитель совершает на свой риск. Удалось водителю избежать ДТП — молодец, не удалось — виновен сразу во всех последствиях.

Такой распространенный пример. Пешеход выскакивает перед бампером автомобиля. Если водитель совершает наезд по прямой – он невиновен. Если водитель начинает объезжать спешащего пешехода и все-таки его сбивает – он, как правило, признается судом виновным.

И всегда водитель виновен в следующем случае. Пешеход выскакивает на полосу движения автомобиля, водитель, чтобы избежать наезда, выкручивает руль и меняет полосу движения, а пешеход начинает метаться по мостовой и все-таки оказывается под колесами. Водитель виновен и тогда, когда избегая более тяжких последствий, например, лобового столкновения со встречным автомобилем, в результате маневра совершает другое ДТП.

При этом адвокату при квалификации содеянного подзащитным важно помнить: водитель не обязан предполагать, что другой участник движения не станет исполнять ПДД.

Приведем один показательный пример беседы с подзащитным-водителем, тяжко травмировавшим пешехода на тротуаре (из практики адвокатов Куприяновых).

—...Я что же, по-вашему, сам должен был погибнуть? Джип же мне в лоб ехал.

Вы имели право совершить маневр, только убедившись в его безопасности…
А сам, значит, погибай?
А вы полагаете, что, спасая себя, можно законно убить другого?
Я же его не убил.
Так вы и отвечаете не за смерть, а за инвалидность.
Нет. Я не виноват! Джип же мне в лоб ехал.
А вы полагаете, что, спасая себя, можно законно другого сделать инвалидом?....
…Вы, значит, меня защищать не будете?

И в этом состоит вторая проблема адвоката при защите по ДТП.

Проблемой является борьба с бескомпромиссной оправдательной позицией доверителя, который полагает, что защита по любому уголовному делу всегда состоит исключительно в том, чтобы добиться его «чистого» оправдания. С такой позицией подзащитного адвокат вряд ли сможет успешно работать с потерпевшими, а это всегда необходимо, так как их позиция нередко бывает ключевой при назначении судом наказания.

 

Моделирование ДТП

Если удалось убедить подзащитного в целесообразной для данного случая тактике ведения его защиты, и соглашение с клиентом заключено, то даже через полгода после ДТП полезно выехать на место происшествия и попытаться его смоделировать на местности со слов подзащитного, по известным показаниям свидетелей и по протоколу осмотра. При возможности следует провести аналог следственного эксперимента, не забыв учесть, что без перекрытия дороги это может быть опасно. Подвергать какой-либо опасности при таком эксперименте себя, доверителя и других лиц недопустимо. Желательно экспериментировать в то же время суток и в тот же день недели, что и исследуемое ДТП.

При выезде адвоката на место ДТП про­изводится фиксация (видео- и фото-) дорожной разметки, знаков и всех мест вблизи аварии, где могли бы располагаться знаки. На момент выезда официальная дислока­ция знаков еще адвокату неизвестна и надо фиксировать подозрительные места «с запасом».  Может быть каких-то знаков в момент ДТП не месте не было! Фиксируется работа светофоров. Фиксируется состояние проезжей части. Полезна фиксация освещенности рекламных щитов и мигающих реклам. Например, небольшая зеленая реклама аптеки на одном из московских перекрестков при обзоре из подъезжающего автомобиля точно накладывается на светофор. Недостаточно внимательный водитель ночью вполне может спутать.

Иногда, постояв час на перекрестке, можно увидеть картину, похожую на обста­новку, предшествующую исследуемому ДТП. Такое «кино» с видеорегистратора адвоката очень оживит будущий судебный процесс.

 

Получение необходимых сведений

Всю полученную выше информацию адво­кат может обобщить в «Протоколе действий адвоката по сбору доказательств», который составляется по форме протокола осмотра места происшествия, с подписями «предста­вителей общественности» — из числа лиц, давших согласие при необходимости явиться в суд в качестве свидетелей.

Позже целесообразен запрос в службу, ведающую светофорами, о графике работы светофоров и их возможных неисправностях в день ДТП. В Москве это Центр организации дорожного движения (ЦОДД) Правительства Москвы.

Необходимо также получить схему организации движения на месте ДТП, включая дислокацию дорожных знаков и нанесения дорожной разметки. Заведуют знаками «дорожники», согласовывают и инспектируют знаки — в ГИБДД. Иногда крайне важен запрос в Гидрометцентр России о погодных явлениях в час ДТП.

Полезно для защиты узнать, какова частота ДТП на этом участке. Аварийная опасность участка дороги снижает социальную опасность обвиняемого, что снижа­ет и наказание по признаку «совершения преступления в силу случайного стечения обстоятельств» (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ). Этот признак при ДТП на неотмеченном надле­жащим знаком аварийно-опасном участке позволил в 2014 году одному из судов Московской области назначить условное наказание подзащитному одного из авторов при двух погибших и одном тяжко раненном.

Если на месте ДТП имеются нарушения правил содержания дороги (непрометенная полоса движения, сугробы непосредственно на обочине и  проч.), имеются ямы, отсутствуют надлежащие знаки или ограждения, то нужно ходатайствовать перед следователем о вынесении представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ч. 2 ст. 158 УПК РФ). Следователь вправе его вынести, но не обязан, хотя обычно по ходатайству защиты выносит.

 

Работа с экспертами и специалистами

После вышеописанной столь важной, но еще только подготовительной работы, необходимо подумать, какие специалисты нужны для научного осмысления дорожно-транспортной ситуации?

 

Взаимодействие с медицинскими работниками.

При плохом здоровье водителя — это врачи. Они нужны как для того, чтобы более аргументированно требовать в суде снижения наказания, так и для выявления заболева­ний, которые могли привести к потере обвиняемым сознания в момент ДТП. Причем известно, что есть заболевания, например, щитовидной железы, и даже психиатриче­ского профиля, при которых человек мгновенно теряет сознание, но сам не помнит об этом. Теоретически выявление таких заболеваний должно было бы приводить к оправданию, так как потерю сознания невозможно исключить. Но на практике речь обычно идет о существенно более мягком наказании.

Необходимо с помощью доверителя (самому адвокату не дадут и на запрос не ответят — врачебная тайна) немедленно снять копии со всех имеющихся документов о здоровье самого подзащитного и приобщить их к уголовному делу. Изымать истории болезни из медицинских учреждений не следует. При необходимости медицинские документы будут изъяты самим следователем (выемка).

Важно оценить с помощью врача-эксперта итоги освидетельствования водителя и потерпевших на предмет опьянения, если они были положительными. В практике авторов в Московской области имел место следующий случай. Из-за ошибочной конструкции ограждения проезжей части при столкновении автомобиля с ограждением оторвался металличе­ский элемент. Именно он стал непосредственной причиной гибели пассажира подзащитного водителя. Ошибочность конструкции была подтверждена заключением специалиста-конструктора.

Водитель-женщина на морозе без верхней одежды, которой укрыла умершую подругу, около двух часов металась над ее трупом до приезда ДПС. И кто-то из остановившегося транспорта угостил ее чаем с коньяком. Доказать, что она была трезва в момент ДТП, казалось невозможным, а сама это правдивая версия доверительницы выглядела самой неуклюжей попыткой выкрутиться. Первоначально защитник очень не советовал клиентке на ней настаивать.

Однако позже, вдумываясь в каждый документ, адвокат Куприянов обратил внимание на странность в анализах выдыхаемого подзащитной воздуха на пары алкоголя. Второй замер, произведенный через 20 минут после первого, был существенно хуже первого, хотя всегда должно быть наоборот или показатели алкоголя должны быть равны.

Адвокатом было сделано обоснованное предположение о том, что процесс всасывания алкоголя в кровь водителя к моменту доставления на экспертизу еще не закончился и продолжался в момент экспертизы. Специалист — врач-нарколог подтвердил соображения адвоката в ответе на его запрос и рассчитал дозу и время приема алкоголя. Расчетное время приема позволяло исключить прием алкоголя до ДТП. Для объективности следует сказать, что суд якобы не прислушался к мнению этого врача, как и к мнению инженера по ограждениям, и не упомянул их заключений в приговоре, но, тем не менее, суд приговорил подзащитную к условному лишению свободы, что при «пьяном» ДТП с трупом никогда не происходит. Поэтому приговор не обжаловался. Очевидно, что на мягкость наказания как раз и повлияли аргументы специалистов защиты.

 

Взаимодействие со специалистами-психологами.

Важно с помощью специалиста установить психо-физиологическую причину ДТП. Эта причина важна и также требует доказательства. Одно дело, когда водитель заснул и выехал на полосу встречного движения, другое — лихач.

Поэтому заключение специалиста-психолога о том, что по характеристике личности обвиняемый не склонен к риску, лихачеству, и причина ДТП в недостатке внимания, связанного, например, с заболеванием гипертонией, — важное доказательство. Будет учтено при назначении нказания.

В ПДД нет указаний на то, что водитель обязан ожидать нарушения правил другими участниками движения, в том числе пешеходами. Именно поэтому в Правилах не записано, что «водитель обязан обнаружить опасность». Правила говорят только об опасностях, «которые водитель в состоянии обнаружить» (п. 10.1 ПДД). Эта формулировка ПДД указывает правоприменителю на тот факт, что данная оценка («был в состоянии» — «не был в состоянии») всегда весьма субъективная категория. Она прямо привязана к личности водителя. Таким образом, нельзя стричь всех «под одну гребенку». Один водитель в состоянии обнаружить, а другой — не в состоянии. Поэтому исследование личности водителя зачастую необходимо. Кроме того, специалист-психолог, исследуя обстановку на месте ДТП, может вообще исключить возможность обнаружения опасности любым водителем.

Так и было по уголовному делу, которое рассматривалось в Головинском суде Москвы. Привлеченный адвокатом А.Куприяновым профессор В.Барабанщиков из Института психологии РАН показал суду, что человеческий глаз и мозг не способны зафиксировать человека в серой одежде в конкретном месте проезжей части за ярким мигающим рекламным щитом. Эти выводы специалиста вместе с другими оправдывающим доказательствами привели к оправданию подзащитного адвокатов Куприяновых

 

Другие необходимые действия защиты

Понятно, что защитник обязан ходатайствовать о назначении экспертиз по всем заключениям привлеченных им специалистов, но практика показывает, что такие ходатайства удовлетворяются нечасто. Есть смысл обжаловать отказы.

Нужно попытаться собрать сведения о здоровье других участников движения и потерпевших. Однако прямой запрос адвоката в медучреждение не будет исполнен из-за врачебной тайны, а следователь в таком ходатайстве, скорее всего, откажет. Поэтому по делу о ДТП может потребоваться частный детектив. У них свои методы и адвокат не обязан проверять законность их деятельности.

 

Авторам не раз приходилось привлекать частного детектива

Например, по делу о пожаре на очень дорогом автомобиле детектив принес важные показания сотрудников автосервиса, в котором ремонтировался автомобиль. Чаще детектив разыскивает очевидцев происшедшего, поскольку свидетельства участников ДТП обычно противоречивы.

Детектив соберет сведения о возможном асоциальном поведении потерпевших. Среди них могут быть лица злоупотребляющие алкоголем и наркотиками. Даже если потерпевший не был освидетельствован на алкоголь, такие сведения о его личности могут повлиять на наказание подзащитного в рамках судейского усмотрения.

К моменту назначения следственных экспертиз (или хотя бы к моменту ознакомления с их результатами) защитнику уже желательно иметь на руках заключения специалистов по тому же предмету.

 

Внимание методикам экспертиз

Основной специалист по уголовным делам о ДТП — эксперт по безопасности движения. Он определяет, как каждый из водителей был обязан действовать в конкретной дорожно-транспортной ситуации, кто кого должен был пропустить, кто и как был обязан тормозить.

Второй обязательный специалист — трасолог.

Желательно пригласить специалистов защиты на место ДТП и вновь его осмотреть. Главная экспертиза следствия — пока только трасологическая. Методики, применяемые в МВД России сегодня, мало отличаются от материнской эмпирической методики, созданной в МАДИ профессором В. Илариновым в 1964 году для автомобиля «Москвич 408» с устаревшими сегодня диагональными шинами. Эти методики всем известны, и также известно, что это позавчерашний день.

У защитника сегодня в экспертном плане больше возможностей, чем у следователя. В его распоряжении — весь спектр современных методик.

Среди современных методик экспертиз ДТП можно выделить методики, использующие компьютерное моделирование ДТП на основе различных математических моделей. Но категоричного ответа, требуемого в уголовном процессе, они принципиально не дают, как, впрочем, и трасологическая методика Иларионова. К сожалению, на огромные допуски традиционных методик полицейских-трасологов суды за 50 лет их использования привыкли закрывать глаза, хотя к современным автомобилям и шинам они просто неприменимы.

В Верховном Суде РФ эта проблема известна, но почему-то до сих пор там считают, что других методик якобы просто нет. Правильнее говорить о том, что нет специалистов по другим методикам в системе МВД России. (И еще при отмене использования старой методики возникнет проблема — куда девать армию трасологов-«динозавров» в погонах?)

Представляется весьма перспективной «Методика установления места столк­новения автомобилей расчетным путем» В. Н. Никонова из Уфимского Научного центра РАН. Она защищена патентом, состоит в реестре системы добровольной сертификации методического обеспечения судебной экспертизы.

Прочностные расчеты Никонова объективны и дают требуемые в уголовном процессе категорические выводы. Но это недешевое исследование. Используют ряд новых методик в ЭКС МАДИ и в ИПК РФЦСЭ при Минюсте России. Однако работа с экспертами требует от адвоката  умения самому разобраться во всех методиках. Иначе правильно вопросы не поставишь и результаты не сможешь проконтролировать. По большому счету адвокат, берущийся за защиту по ДТП обязан сам владеть всеми актуальными методиками и заранее уметь рассчитать результат.

 

Работа с потерпевшим и речь в прениях

По итогам следствия и работы защитника важно выявить как можно большее количество смягчающих наказание обстоятельств. Чтобы в графе обвинительного заключения «доказательства, на которые ссылается защитник» не стояло распространенное «нет».

В заключение скажем о взаимодействии с потерпевшими. Ошибочно считать, что немедленное оказание всеобъемлющей помощи потерпевшим — есть якобы признание водителем своей еще недоказанной вины. Но по делам о неумышленных преступлениях признание вины юридически значит очень мало. Признание существенно только в тех относительно редких случаях, когда имеются сомнения в фигуре главного подозреваемого, то есть при взаимодействии двух и более транспортных средств.

Важно понимать, что ни следователь, ни суд никогда не сочтут нормальное человеческое отношение к потерпевшему косвенным признанием вины.

Материальная помощь и даже самые искренние извинения всегда пойдут в суде только в плюс. Прекращение уголовного преследования на стадии следствия и даже оправ­дательный приговор никак не будут зави­сеть от такой помощи пострадавшим в ДТП лицам, а вот итоговое наказание очень зави­сит от позиции потерпевших.

Поэтому адвокат обязан обеспечить максимально мягкую позицию потерпевших, в том числе и путем переговоров с потерпевшими, и путем своих рекомендаций доверителям немедленно связываться с пострадавшими в больницах и с родственниками погибших. И платить!

В одном из последних дел авторов настоящей статьи о ДТП, в котором погибли двое и еще двое получили травмы, водитель с первого дня в прямом [Подпись: Ф]
смысле на коленях стоял перед родителями погибших. Было видно, что он — небогатый человек потратил на оплату лечения раненых все свои средства и еще залез в долги. Более того, в период следствия удалось добиться переустройства проезжей части, что наряду со своевременным Представлением следователя в адрес дорожников стало лучшим подтверждением опасности этого участка.

В результате никто из потерпевших не попросил реального лишения свободы. Даже родители погибших оставили этот вопрос на усмотрение суда.

Прокурор попросил полтора года реального лишения свободы. Но после выступления потерпевших и часовой речи адвоката опытный пожилой судья нашел возможным приговорить подзащитного к 4 годам лишения свободы «условно» с испытательным сроком 2 года и лишением права управлять автомобилем на тот же срок, что значительно ниже предельного.

Вот последняя фраза из речи защитника: «Сегодня вы отправите этого доброго детского доктора в колонию, а завтра лично ваших детей будет лечить мигрант, в эту минуту покупающий диплом врача в соседнем подземном переходе!».

По шероховатостям текста приговора было видно, что судья перед самым оглашением серьезно правил заранее заготовленный им вариант. Суд признал обоснованными все смягчающие наказание обстоятельства доказанные защитой. Это лучшая иллюстрация того, что речь опытного знающего защитника не является пустым сотрясением воздуха. Речь всегда должна быть содержательна и аргументирована. И обязательно написана хорошим русским языком. Полезно представить речь суду и «на бумаге» и в электронном виде.  Иначе самая замечательная и вдохновенная речь не попадет в протокол судебного заседания и потому окажется бесполезной.

Поэтому последний совет коллегам. Не бойтесь в адвокатской речи пафоса. Даже профессиональным судьям не чуждо ничто человеческое. Но пафос должен основываться на всеобъемлющей работе защитника по уголовному делу, а не заменять ее.

 

Куприянов, Алексей Анатольевич,

почетный адвокат  России, почетный юрист города Москвы, член редакционного совета журнала «Уголовный процесс»

Куприянов Федор Алексеевич,

адвокат, к.ю.н., доцент, дипломат Вышей юридической премии «Фемида», руководитель АК «Адвокатская контора Ф.Куприянова»

 

[1]       Документ опубликован не был. Доступ из базы «Гарант».

[2]       Российская газета. 2013. 15 мая.

[3]       Здравоохранение. 2013. № 9.

[4]       Документ опубликован не был. Доступ из базы «Гарант»

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован